Рассказы

Автор: Егорова Людмила Александровна

Старушка Гейз[комм.]

Просмотров: 1351

Вы 1352-й посетитель этой странички
Страничка была создана (обновлена): 2009-04-30 17:40:57



Старушка Гейз



Автор: Егорова Людмила Александровна



Старушка Гейз

Электричка была поздняя, и редкие пассажиры тщетно пытались вглядеться в темные окна или равнодушно смотрели прямо перед собой, видя одно и то же: ряды деревянных сидений с посеянными тут и там головами. Некоторые сжимали в руках бутылки пива, бережно, как последнюю оставшуюся у них драгоценность.

Мила вошла в вагон и направилась к пустующим сиденьям. Она села возле окна. Ей нужно было только одно: чтобы никто не садился рядом. После утомительного рабочего дня хотелось побыть в одиночестве. Она достала из сумки книгу, хотя понимала, что, скорее всего, заснет под стук колес, привалившись виском к холодному стеклу, книга тихонько скатится с ее колен, и придется просыпаться и поднимать ее, а потом опять засыпать…

В дверях вагона появилась невысокая старушка. Она тащила за собой большую тележку, но, несмотря на это, двигалась весьма бойко. Мила надеялась, что старушка пройдет мимо, но та остановилась, недолго поразмыслив, затем все-таки села напротив, втащив свою тележку, и уставилась на девушку. Мила вздохнула, понимая, что не удастся избежать скучной вагонной беседы.

Она не заставила себя долго ждать.

– Что читаешь, девушка? – спросила ее попутчица.

– Набокова, – нехотя ответила Мила.

– Знаю, – улыбнулась ее собеседница. – Он про меня роман написал.

Поезд неожиданно резко тронулся, и Мила едва успела подхватить и книгу, и сумку.

Похоже, старушка была сумасшедшей. Или странно пошутила. Мила внимательно посмотрела на нее. Выглядела дама немного необычно для своих лет. Из-под капюшона ее куртки выглядывал яркий козырек кепки, губы были подкрашены красной помадой, серые глаза смотрели весело и с вызовом. Это все очень не сочеталось с седыми волосами и глубокими морщинами. Кроме того, она что-то жевала, ритмично работая челюстями.

– Ну, может, догадаешься, кто я? – старушка пристально смотрела на Милу.

Немного подождав, она торжественно, с комической важностью изрекла:

– Позвольте представиться! Ло-барахло!

И она разразилась хрипловатым, гортанным смехом.

– Лолита? – выдохнула Мила.

Собеседница снисходительно кивнула.

– Она же умерла!

– Плохо, значит, ты читала. То, что Лолита умерла, – написано в предисловии, а его автор – Джон Рой, какой-то врач. Набоков сам его придумал, наверное. А мой Гумберт в своем дневнике написал так: «прибавляю к 1935-ти девяносто лет, живи долго, моя любовь». Вот и живу. Воля художника, черт бы ее побрал. Родилась я в 35-м, вот и считай – жить мне еще аж до 2025 года…

– Потом у нас такая жизнь началась, что лучше бы я и в самом деле тогда концы отдала. – Она глухо закашлялась. – Мы поехали на Аляску, но со службой у Дика не получилось что-то… Вкалывали как черти, кое-как перебивались. Детей у нас так и не было, потом и вовсе мы разошлись…

Старушка уставилась в окно. Мимо пронеслись огромные столбы МКАДа, за которыми начиналось темное, глухое Подмосковье.

– А с моим бедным Гумбертом мы очень здорово поездили. В какие горы мы забирались! Эти, как их… пещеры какие-то видели, сталаг-миты, что ли там, озера всякие, в музеи он меня водил. А мне неинтересно все это было, мне лишь бы только в ресторан или в бар зайти и кока-колу тянуть через соломинку или в кино сидеть… Маленькая была, дура, не понимала ничего. Любовница из меня была – так себе, да и что с меня взять. Часто ругалась, кричала на него, капризничала. Я его нервный тик передразнивала все время. – Старушка задергала левым глазом и захихикала. – Да и он не сахар был. Как начнет нотации читать – уши вянут. Профессор Гумберт. И ненавидела я его, и бежать пыталась.

– Однажды проезжали мы горный перевал, – продолжала она. – И тут я вижу – на площадке стоит парень, с которым я целовалась в школе, и его семья. Я упросила Гумберта остановиться, и он согласился (еще бы, ведь я обещала за это сделать все, что он хочет). Ну вот, выбежала я из машины и прямиком к нему. «Привет, Мак-Кристал, – кричу. – Ты меня помнишь?». Он улыбается, да, говорит, помню, как твои дела? Я здороваюсь с его родителями, отвожу его в сторонку и начинаю ему все-все рассказывать: и то, что моя мать умерла, а я езжу с отчимом, который не дает мне свободно вздохнуть. А парень слушал меня, слушал, и говорит: «Ну ладно, нам пора». Вот идиот! Не догадался, что меня спасти нужно было. Они уехали, а я подошла к краю площадки, к перилам, и смотрю вниз. А там – бездна, залитая солнцем, и все в тумане, и такая красота! Я сказала себе: «Послушай, Долорез Гейз. Тебе надо только немножко потерпеть. Вскоре ты сможешь сбежать от своего отчима, станешь великой актрисой, и весь мир будет у твоих ног, вот как сейчас!». Эх… Никем я не стала.

– А он умер? – спросила девушка.

– Да, он умер в тюрьме… Здесь Набоков не наврал. Как я узнала, что умер он, так и поняла: все, одна я осталась. Вот второй муж у меня был. Так вот, он смотрит иногда на меня и говорит: «Что ж ты такая тощая-то, а?». Никто меня не любил, кроме Гумберта – чудака, свихнутого на французской поэзии.

– А как называл меня! И Лолита, и Долли, и Лола, и Долорес. Долорес…слезы и розы. – Она презрительно фыркнула.

– А вы любили его? – осторожно спросила Мила.

– Один раз вот как было. В Бердслее. Я там училась в этой идиотской школе с раздельным обучением: в классе были одни девчонки. Мы в тот день с Гумом битый час скандалили. Он схватил меня за руку, я вырвалась и убежала. Потом он нашел меня в молочном баре, и мы вместе вернулись. Мы оба промокли под дождем. Я смотрю на него – такой мокрый, уставший, родной какой-то. И я сказала: «Отнеси меня наверх, пожалуйста».

Поезд тряхнуло, он остановился между станциями.

– Как же вы оказались здесь? – Мила, наконец, задала вопрос, который мучил ее с начала разговора.

Собеседница закатила глаза, изображая невыносимую скуку. Щеки ее округлились, и через секунду она выдула белоснежный пузырь жевательной резинки. Он увеличился до большого размера, а затем лопнул, белые ошметки остались на сморщенных губах. Затем старушка вскочила на ноги и, толкая перед собой тележку, резво зашагала к выходу. У вагонных дверей она обернулась на Милу, задорно ей подмигнула, помахала рукой и исчезла в прокуренном тамбуре.

– До свиданья, Долорес Гейз, – чуть слышно прошептала девушка.

Ей показалось, что все вокруг – лишь нарисованная картинка, декорация, которая вот-вот с грохотом развалится на куски.



Об авторе:


Егорова Людмила Александровна
Логин: mila

Последнее посещение сайта: 23.6.2015 в 12 час.
Публикации на сайте (2)

Последняя прочитанная публикация: Как я сдавал комнату (автор: Alnes)

Послать сообщение







 



Текст данной публикации размещен пользователем admin: Чистов Дмитрий Владимирович

Для навигации по текстам, относящимся к данной теме используйте оглавление, представленное в левом поле.

Обсудить текст публикации "Старушка Гейз" можно " на форуме данной публикации. В данный момент отзывов - 5.

Для обсуждения темы "Рассказы" можно " на форуме этой темы. В данный момент отзывов - 0.