Рассказы

Автор: Спиваковский Дмитрий

Сакс

Просмотров: 1184

Вы 1185-й посетитель этой странички
Страничка была создана (обновлена): 2009-10-07 19:51:29



Сакс



Автор: Спиваковский Дмитрий



Дмитрий СПИВАКОВСКИЙ

Сакс
(отрывок из будущего романа)

Я зашел в забегаловку, дабы убить время и восстановить силы после тщетных поисков книги Пруста «По направлению к Свану». В магазинах её нет, мне не терпится достать её, отложить все дела. Москва – все-таки город смерти, здесь нет ничего, что способствовало бы духовному спокойствию. Так вот, мне не терпится достать эту книгу, отложить все дела, отключить телефон. По сотовой связи достают даже исследовательские службы, жаждущие узнать, какими турфирмами я пользуюсь, чьим абонентом я являюсь, не желаю ли я подключить самый быстрый интернет. Нет, черт возьми, не желаю. Я просто хочу взять первый том из «Поисков утраченного времени», отложить все дела, отключить телефон, сесть на диван, чтобы мать не бузила, что я снова не занимаюсь гимнастикой, которую мне врач прописал как отче наш. И тогда я возьму книгу, отложу все дела, отключу телефон, сяду на диван, когда ничто и никто не сможет меня побеспокоить и брошусь со скалы своего сознания в океан памяти Пруста. Погружусь на дно памяти, где затерялся Сван, богатый, образованный человек, эстет, влюбившийся в пустую «куклу». Горе от ума. Однажды Сван увидел эту Альбертину в нужное время и в нужном месте. На мгновение она повернулась и свет упал на её лицо так, что в голове у Свана возникла ассоциация с одной картиной Боттичелли, а ещё при этом звучала соната Вентейля и он влюбился без ума. Горе от ума.

Итак, я в забегаловке. У кассы стоит малолетка-чертовка. Ей лет четырнадцать. Но хороша, сволочь. Теперь я понимаю Петрарку, теперь я понимаю Данте. Я расстреливаю её своим взглядом. Залпы дерзости и самоуверенности летят в никуда. Питаю надежды просто на флирт, ведь такие как она любят взрослых. Но нет, все мои потуги безрезультатны, она даже не смотрит в мою сторону. Эта чертовка знает, что на нее таращатся вся школа, весь двор, все соседи и так далее.

Вдруг кто-то стучит по моему плечу, я оборачиваюсь, а это Дэн. «Привет старик!» и понеслось. Главная особенность Дэна в том, что во всех людях он видит своих личных психологов. Я - не исключение. И он начал меня грузить. Он познакомился с очень большим количеством девушек и поначалу запутался во всех них. Но потом понял, что любит только одну, причем повстречал он её ещё при сотворении мира, то есть давно. Но всё это время не решался подойти к ней. Было многое, но память о ней жила. Так случилось, что наконец-то жизнь свела его с ней, но он не знает, как её завоевать. Я не славился познаниями Казановы, но предложил Дэну пару идей. Но у Дэна на всё есть своё мнение. У него всё сложно. Он не ловелас и не бабник. Он просто очень любит женщин. Ну, скажем, любит их как картины эпохи Возрождения. Сам он никогда не напишет ничего подобного, никогда их не купит, не украдёт и не поймёт их. Он просто может любоваться ими в галерее. Дэн говорит, что обречён на провал, и хотя он любит американские фильмы с хеппиэндами, он не верит, что так может быть и в жизни. «Кино, - как говорит Дэн, - придумали великие сублиматоры». Боже, я таких слов никогда от него не слышал ранее. Его возлюбленная – музыкальный гений, уверяет он меня. «Старик, ты не представляешь какая она! Только представь себе: роскошная, высокая блондинка с вьющимися волосами, стройная, ухоженная, всегда сияющая, утонченная, ну просто вымысел, мечта, а главное, это её улыбка, её философски ироничная улыбка. И при всем при этом она играет на саксофоне!». Дэн взахлёб с прослезившимися глазами пытается донести до меня, какие месседжи она передает ему каждый раз через музыку. «Ее музыкальная речь подобна умнейшей женщине, которая на мгновение забывает свой интеллект и отдаётся животной, первобытной, хтонической страсти». Я уверяю Дэна, что все о’кей, что у него есть шанс, а он мне плачется, что так много себя истратил на женщин, что уже не в состоянии сесть на коня и помчать завоёвывать новые земли. «Я не знаю, кого я люблю в ней: то ли музыканта, то ли девушку? Но я был бы самым счастливым человеком на свете, если бы просыпался рядом с ней. А сейчас мне противно до жути, меня охватывает тошнота, как представлю, что она в кого-то может влюбиться или, не дай бог, уже влюблена». Честно говоря, такие слова не свойственны Дэну. Это все равно, что лягушка начала бы наквакивать Пастернака. И тут он мне шепчет: «Я плачу, веришь, я плачу, когда слышу её саксофон, у неё там такие откровения! Старик, я вижу только два выхода: либо я с ней, либо я с Вертером. Не могу больше терпеть и жить с этим». Боже мой, Дэн прочел Гёте, его и правда шарахнула любовь. Я смотрю на Дэна, смотрю на четырнадцатилетнюю чертовку и думаю: «Какого чёрта, всё так сложно? Дэн превратился из неотёсанной глыбы в тонкоустроенную скульптуру. Поверьте мне, уж я то знаю, что значит плакать от игры на саксофоне. И тут Дэн наклоняется ко мне ещё ближе и снова шепчет: «Старик, она слишком нереальна, чтобы быть реальной, и я не смогу справится с чувствами, я сделаю это. Я просто человек, утомлённый влюблённостью». Тут у него запищал телефон «О, пора старик, всё, я побежал». А я остался сидеть и смотреть на 14-летнюю Лауриче. Потом я встал и отправился на поиски « В сторону к Свану».

Прошло немного времени, и меня ошарашила скверная новость о смерти приятеля. Собрались старые одноклассники, с которыми давно не виделись. Терпеть не могу похороны, особенно этот запах. Пахнет скорбью и гримом. Помню, что чувствовал постоянно этот запах, как только открывал «Незабвенную» Ивлина Во. Я протиснулся сквозь стену людей и увидел Дэна. Таким я его никогда не видел. На его лице застыла лёгкая улыбка, именно с такой стоит отправиться на суд к Всевышнему. Дэн пустил себе пулю, но прежде оставил записку. В ней говорилось, чтобы к нему в руки вложили трость от саксофона, как память о его возлюбленной. И ещё, чтобы играла музыка Стена Гетса, того самого гения, которого так любила его музыкальная нимфа. На таких похронах я ещё не бывал. Создавалось такое ощущение, будто мы не на тот свет провожаем, а в армию. Ах, чёрт возьми, я помню, как Дэн играл в баскетбол. Был лучшим игроком в школе. Девочки просто трещали, когда он дышал на них. Но он, сукин сын, не пользовался этим. Всё детство Дэн прожил в Финляндии, а потом его семья вернулась в Россию, и он оказался в нашей школе. Помню, на новогодней дискотеке он так стильно танцевал, что мы тогда все рты пооткрывали. Он освоил заграничные движения, в общем, все девушки были ошеломлены, а, если и не все, то это неважно, потому что самая популярная девушка школы подошла к нему и предложила потанцевать с ней. А он тогда ответил, что у него девушка в Финляндии, и он не может этого сделать. Все, кто тогда это наблюдали, не могли ничего понять, как он мог отказать ей? А что до меня, то я тогда был пигмеем и обливался слюной по этой девушке из десятого «А». Я даже шутил, помню, говорил: «девушка А-класса». И вот Дэн ей отказал. Да, тогда огонь страсти только ещё больше разгорелся, а теперь она склонилась над его гробом и рыдает. Я помню, мало пересекался с Дэном, ну несколько раз участвовал с ним в капустниках. Помню, однажды мы несли с ним стол из кабинета в актовый зал, и тогда он всю дорогу смотрел на меня и самодовольно улыбался, а я сам, как дурак, влюблялся в него. Он светился и заражал своей увереностью, так и хотелось быть похожим на него. И что теперь? Теперь он рискует стать «затычкою в щели».

Тут ко мне подошел какой-то парень и передал записку, на ней было написано «от дэна». Я принялся читать: «И вот рухнули мои мечты о блаженной нимфе, играющей на саксофоне, чарующей мою душу. Какой же он счастливый человек, что обрёл свой Грааль. Мне остаётся только плести нити радости за чужое счастье и молиться за покой и равновесие этого чужого счастья. А свои страдания, тяжелые думы надо непременно слить в унитаз. Потому что никому они не нужны. Вообще, никому. Мой друг недавно расстался со своей девушкой, потому что та предала его. Теперь она очень переживает, и её страдания тоже никому не нужны. Вообще, не нужны. Она не пишет книги, не пишет музыки, не пишет картины. Куда она их денет? Лучше побыстрее их слить в унитаз, иначе эти страдания перерастут в болезнь.

Как бы было здорово умереть... Но я слишком люблю эту жизнь, чтобы лишать себя удовольствия бегать за красивыми девушками по эскалаторам, просто так бегать, даже не знакомясь с ними. Отчего мы всегда оказываемся не в своем поезде? Он мчится не туда, куда нам надо. И пассажиры с нами едут не те, что нам нужны.

Как бы было здорово умереть... да, чертов Стен Гетс, его саксофон плачет, как настоящий мужчина. А её саксофон звучит, как моя любовь и смерть».

Покойся с миром, Дэн. Мы будем за тебя молиться.

Я сразу представил эту его возлюбленную, черт возьми, я даже не знаю как её зовут. Может, её вообще не существует? Она, как призрак ворвалась в мою жизнь через Дэна и теперь не дает покоя. Представляю, как однажды она станет великой, если верить громким восхвалениям усопшего, и даже не будет подозревать, что когда-то не нарочно загубила человека. Вместе с его смертью что-то умерло и во всех нас. На надгробном камне стояла надпись: «Человек, утомлённый любовью». Браво, Дэн. Мы напьёмся за тебя до упаду, чтобы залить нашу скорбь. Мы нарыдаемся до состояния аффекта, чтобы смыть нашу вину. Прощай, старик, нашедший свой Грааль, но так и не взявший его в свои руки. Прощай.

Я вот думаю, Дэн же мог успокоиться и продолжать жить. Что же его так потрясло? Почему он решил, что его жизнь кончилась на этой странной любви? Я сижу на работе, дышу компьютерной пылью, ем бутерброды, пью дешевый пакетный чай, и не могу не думать о Дэне. Бедняга Дэн. Интересно, сколько людей спокойно живут, не ведая того, что погубили чьи-то жизни? Так странно, Дэн же ещё ничего не сделал в своей жизни, только влюбился с дуру. Всем бы нам его возможности, его фактуру, а теперь он тлеет. Я захотел послушать его возлюбленную убийцу. Мне предстояло узнать её имя, и где она выступает. Я боялся этой встречи, потому что теперь вся эта история была окутана чёрной магией. Мне казалось, что эта саксофонистка продала душу дьяволу и теперь забирает чужие души взамен на виртуозную игру на саксе. Вдруг, и моя душа встанет в очередь на жертвенный алтарь?

А пока я живу и здравствую, сижу на своём радио, как всегда в неисправной машине времени. Алиса исчезла из моей жизни, так как избрала мучительный путь русской женщины. Я не могу с таким мириться. Раз она предпочла своего необразованного пингвина вместо меня, то пусть. С той половинкой из метро мы так и не встретились. Кто знает, может быть позже? Может, она вообще и не моя половинка?

Смерть Дэна выбила меня из колеи. Теперь я во всём сомневаюсь. Мне кажется, что все мы живем неверно. Надо, как Вертер решать свою судьбу. А мы только ждём чего-то, страдаем или как говорил великий Торо: «Большинство людей волочат свою жизнь в тихом отчаянии». Зачем вообще страдать? Какого чёрта истязать свои нервы? Главное, уйти красиво: под музыку и со стихами. Главное, не ставить женщину в известность. Зачем её беспокоить?

Мне позвонила Даша, та самая девушка, которая была очень популярной в школе. Она попросила встретиться, и мы встретились. Она сидела заплаканная, чумазая. Макияж превратился в мрачный пастельный рисунок на ее лице. Я не умею утешать девушек, поэтому я просто молчу и слушаю ритм её плача. Как это странно, когда такая красивая девушка рыдает. Она мне что-то говорит, но я не понимаю что. Она, наверное, сама не понимает.

Все уже знают о мотивах самоубийства Дэна, но никто не может прочувствовать это так, как я. В тот день в забегаловке я увидел такого Дэна, каким его никто не знал. Он был, как распустившийся цветок, но уже ошарашенный мыслью, что скоро завянет. И спустя несколько дней мы увидели его в последний раз. Даша плачет и наполняет свой кофе слезами. Я думаю о его возлюбленной убийце и представляю, чем бы она могла сейчас заниматься. Она может репетировать или спать. А вдруг, она где-то поблизости тоже пьёт кофе. Я никогда ещё так не думал о жизни. Насколько всё необъяснимо и страшно. Я боюсь позвонить родителям Дэна, и ещё больше боюсь их навестить. Что может быть страшнее, наблюдать чужое горе? Даша поплачет, и всё пройдёт, а вот родители... Это же как удар битой по голове. Даже страшнее.

Даша вспоминает ту дискотеку, когда Дэн отказался с ней танцевать, потому что в Финляндии у него осталась девушка. «Какая чушь, - говорит мне Даша, - дурак, мы же редко ждём своих парней. Если бы он тогда потанцевал со мной, то всё пошло бы иначе». А где теперь его финская девушка? Она-то вообще не в курсе, что её когда-то верный Дэн отправил себя на тот свет из-за невнятной неразделённой любви. «Иначе...» - всхлипнула Даша. Я пересаживаюсь к ней и обнимаю, чтобы согреть. Моя рубашка намокает, и я чувствую, что должен увидеть эту саксофонистку. Свидание с дьяволом. Да, меня ждёт свидание с дьяволом.



Об авторе:


Спиваковский Дмитрий
Логин: spivakovski

Последнее посещение сайта: 19.10.2011 в 0 час.
Публикации на сайте (30)

Последняя прочитанная публикация: греки.. (автор: Alexey-Panichev)

Послать сообщение







Оставьте свой отзыв (0)
 



Текст данной публикации размещен пользователем admin: Чистов Дмитрий Владимирович

Для навигации по текстам, относящимся к данной теме используйте оглавление, представленное в левом поле.

Обсудить текст публикации "Сакс" можно " на форуме данной публикации. В данный момент отзывов - 0.

Для обсуждения темы "Рассказы" можно " на форуме этой темы. В данный момент отзывов - 0.