Рассказы

Автор: Каплан Даниил

Раб лампы (завязка)

Просмотров: 1178

Вы 1179-й посетитель этой странички
Страничка была создана (обновлена): 2011-04-11 03:21:42



Раб лампы (завязка)



Автор: Каплан Даниил



Волны мерно ласкают песчаный берег дикого пляжа, покачивая маленький красный буек. Он резво прыгает в такт прибою, как будто желает разглядеть счастливца, твердо стоящего на ногах в тени лапы огромного, почти шесть сотен метров в высоту, медведя. Добродушная морда зверя, напоминающая смуглое, морщинистое, заросшее волосами и грязью, лицо странника, то отрывается от морской пены, радуясь лучам восходящего солнца, то жадно лакает соленую воду, запуская в нее огромный красный язык. Его, отчего-то, аппетитные причмокивания, вызывают из недр подсознания маленького молодого человечка животный голод, а в вырывающемся из ноздрей высокочастотном, медвежьем, свисте угадывается фоновая гармоничная мелодия песенки Битлз «Girl» шестидесятых годов.

Под, нарастающий в ушах, ритмичный напев «titi-titi-titi-titi», голова парня, с курчавыми темными волосами, покачиваясь в такт музыке, увлекает плотное его тело на очередную обзорную экскурсию по пляжу, закручивая в бешеном хороводе все окружающее пространство. Только обширный задний балласт, облаченный в тяжелые мешковатые серые брюки, удерживает неудавшегося ценителя прекрасного от жесткой посадки на колючий, еще непрогретый, песок. Его раскинутые в стороны руки, послушно следуют за голым торсом и только кисти, видимо рефлекторно, пытаются ухватиться за край какого-то невидимого монолита, чтобы, наконец, остановить безумство полусогнутых нижних конечностей, уже поднимающих малую песчаную бурю.

В тот момент, когда сознание отказывается обрабатывать, поступающую через зрение информацию, тщетно пытаясь снизить скорость мысли, с крутого гористого склона мощной медвежьей лапы, под треск сучьев, скатывается душераздирающий крик «О Shit!», а следом маленький средних лет человечек с морщинистым лицом, медвежьими губами и очками-блюдцами на продолговатом носу. Сквозь облако пыли, молодой человек, видит знакомые черты лица: «Американец», проносится в его, еще мутном, сознании.

Откуда ты, парень? – спрашивает без всякого акцента пришелец и тут же останавливает – «Не говори! Твое слово слишком дорого мне обойдется. Лучше спрячь меня, слышишь, скорее, прошу!»

«Что случилось?» - спрашивает, и сам порядком струхнувший, парень.

«Тебе все равно! Мы из разных миров, приятель!» – отмахивается от него странный тип и замирает, пристально вглядываясь вдаль.

В это время медвежья морда, до того жадно лакающая морскую воду, уставилась на забавных человечков. Откуда то, из-под мышки зверя взлетают в небо странные существа, напоминавшие толи всадников в черных плащах, толи больших летучих мышей. «Titi-titi-titi-titi» рывками машут крыльями летучие мыши, «titi-titi-titi-titi» насвистывают скалистые ноздри медведя, «titi-titi-titi-titi» циркулирует кровь в опустошенном мозгу. На этом фоне, из тумана вырастает странный субъект в клетчатом пиджаке и легкой, пружинистой походкой направляется в сторону парня и его иностранного собеседника. Подойдя на расстояние вытянутой руки, он сдержано улыбается и отвешивает поклон, снимая с головы коричневый котелок. Похоже это доброжелательный и почтенный человек.

Юношу, изрядно перепугавшегося от внезапного появления странного пришельца, вдруг охватывает щемящая сердце тоска по родной Москве, из которой еще секунду назад он так страстно желал исчезнуть без следа. Чувство, что он лишь яркое размытое пятно или и того хуже черно-белая клякса, заплутавшая среди серых силуэтов прозрачных фигур, вдруг отступает, все органы чувств обостряются, он ощущает всем телом холодный поток ветра и густой запах хвои, мигом снимающие все нервное возбуждение. Ему вдруг чудится, что он сворачивается калачиком, окутанный теплыми, солнечными лучами.

Прежде, чем юноша собрался с мыслями и неуклюже приветствовал еще одного не прошеного гостя, тот отступает на пару шагов и как то не естественно сильно втягивает голову в плечи. Тем временем, пришелец, стоявший рядом, вздрагивает, его лицо вытягивается, губы расплываются в мальчишеской улыбке, а глаза в страхе расширяются, выпрыгивая из орбит его окуляров: - «Всё…» - выдыхает он: «За мной пришли». И вдруг, скинув с себя пиджак, накрывает им свою седеющую голову. Такое поведение вызывает удивление у юноши, но реакция второго субъекта, просто повергает парня в шок. Человек, до настоящего момента имеющий все признаки, позволяющие считать его таковым, вдруг делается багровым, весь сжимается, будто готовясь к прыжку, и выдыхает неестественно сиплым голосом: «Мы что? Мы ничего! Так, примус починяем». И исчезает под холмиком одежды, из которой вальяжной походкой на четырех лапах выходит упитанный кот, оставляя на песке следы всех своих пяти подушечек, и скрывается за кустом можжевельника, прикрывающего подступы к телу огромного медведя.

Юноша чувствует, как голова, вращаясь, получает все больше свободы от тела. Его ноги подкашиваются и единственной точкой опоры, связывающей его с землей, становятся кончики пальцев, предательски сгибающиеся под давлением тела. В последний момент чьи-то крепкие руки подхватывают его под мышки и крепко обнимают, прижимая к пропитанной потом, фланелевой рубахе. Парнем овладевает страстное желание обнять спасителя, но объем талии нового товарища, не позволяет соединить за его спиной даже кончики пальцев.

Парень поднимает голову, чтобы получше разглядеть обладателя могучего торса, и тут же получает горячий поцелуй в засос. С трудом отрывая верхнюю губу, пытаясь подавить тошноту от привкуса, похожего на горечь недозрелого кизила и приглушая, невесть откуда, всплывшее вновь нервное возбуждение, ему удается, вместе с остатками живительной свежести, выдохнуть теперь уже единственное свое заветное желание «Воздуха!». Железная хватка слабеет, вынырнув из объятий и поцелуя, парень жадно хватает кислород, насколько позволяют его легкие, и спинным мозгом ощущает жар песчаного ложа, уже достаточно прогретого лучами золотого нимба, сияющего над головой медведя.

Глаза парня, так и не придя к согласию с его сознанием, медленно созерцают мощные, гладковыбритые скулы, мерно двигающуюся в жевательном рефлексе, будто смакуя их долгий поцелуй, бронзовеющую статую американского друга, поверх прикрытую кашемировым пиджаком, будто хранитель музея современного искусства не потрудился подготовить должным образом свой уникальный экспонат к показу, решив что зритель итак проглотит все это с привкусом андеграунда. Ослабевшая правая рука парня вытягивается на песке, увлекая за собой бронзовеющий торс. Ощущение мокрого холодка в кончиках пальцев и пощипывания в области кутикул заставляет парня еще на пару секунд оставить открытыми веки. Он успевает увидеть скалистые бока медведя, чья добродушная морда еще сияет улыбкой блаженства, роняя соленые капли, возможно, слезы, с косматой, в белых разводах, бороды на песчаный дикий берег, от которых, громыхая, разбегаются соленые волны, увлекая все дальше к горизонту и в бесконечность морской глади, маленький красный буек. В вечерней дымке растворяется окаменевшая голова по-детски беззаботного медведя-великана, в прибрежном тумане скрываются фигуры друзей-незнакомцев и только маленькая красная точка еще маячит на белой полоске горизонта, на миг, исчезнув, она разливается кровавым закатом по всему ночному небу и растворяется в густой мгле.

Ночь сковывает все тело парня, сжимает голову, горло, грудь и только непослушный язык продолжает отбивать о нёбо жесткий ритм «titi-titi-titi-titi-titi-titi». «Тиишее!!!» - хрипит парень.

Яркий свет резанул закрытые глаза молодого человека, внезапно налетевший вихрь закружил его тело, волны дождя ударили в лицо, могильный холод побежал по коже, кровь забурлила по жилам, поджаривая внутренности на медленном огне страха. «ААА!!!» - заорал кто-то прямо над ухом, от чего, как могло показаться, начали лопаться барабанные перепонки «titi-titi-titi-titi-titi-titi». Толчок, рывок, свет. Охрипший, от длительного молчания, голос с усилием выдал что-то похожее на «Мрррхххуана!»

Все улеглось. Рука медленно скользила по подушке, с пятки стекала плотная пелена простыни, заволакивающая половину небольшой комнаты площадью от силы 10 квадратных метров, а скорее метров 7, зад величественно покоился на скомканном одеяле. А большой палец правой ноги, еще подергиваясь, то ли от сокращения затекшей икроножной мышцы, то ли отбивая неизвестную мелодию, указывал на распахнутую дверь.

Курчавые темные волосы приглаживала нежная женская ручка, а белые щечки шевелились, собирая в ровные предложения, разрозненные слова и, изредка словосочетания, спонтанно извлеченные из недр юного женского воображения.

«Марихуана!» - простонали, слипшиеся за ночь уста. «Я здесь, милый!» успокаивающе пропел женский голос, невесомая ручка, взъерошила до того аккуратно приглаженные непослушные волосы и ее, наигранно серьезный голос отчеканил «Вставай, мой милый Борман, вставай! Пора!»

Взгляд парня, постепенно проясняющийся, пробежал по ее точеному лицу, похожему, в лучах утреннего солнца, на лик греческой богини Артемиды и рухнул к ее ногам.


Далее>>



Об авторе:


Каплан Даниил
Логин: Kaplan

Последнее посещение сайта: 17.4.2011 в 21 час.
Публикации на сайте (26)

Последняя прочитанная публикация: ГОСТИ (автор: axytik)

Послать сообщение







Оставьте свой отзыв (0)
 



Текст данной публикации размещен пользователем admin: Чистов Дмитрий Владимирович

Для навигации по текстам, относящимся к данной теме используйте оглавление, представленное в левом поле.

Обсудить текст публикации "Раб лампы (завязка)" можно " на форуме данной публикации. В данный момент отзывов - 0.

Для обсуждения темы "Рассказы" можно " на форуме этой темы. В данный момент отзывов - 0.