Рассказы

Автор: Дмитриева Ксения

ГОСТИ

Просмотров: 1352

Вы 1353-й посетитель этой странички
Страничка была создана (обновлена): 2011-04-12 22:38:24



ГОСТИ



Автор: Дмитриева Ксения



Диван разложен. Похож на плот – без спинки, без подлокотников, широкий и синий. Куда-то плывем, а? Куда? Ты лежишь тихо, с краю, спишь, как спят, представляю я, буддийские монахи, или спящая красавица в хрустальном гробе, или Боромир в лодке спит также последним сном, скрестив на груди руки. Занавески в комнате полупрозрачные, невесомые, как фата или сорочка, легко проникает свет, лунный, несмелый. Под пледом рельефно вырисовываются ноги, а я под ватным. Тебе не холодно? Хочешь, возьми мое. Хочешь? Боюсь пошевелиться. Молчу.

У тебя грудь вздымается равномерно и спокойно, как будто это не ты полчаса назад надо мной склонялся, усталый, казался скелетом-старцем, а я навзрыд из уголка темноты шепотом:

-Ну разве так можно? Разве можно?

Ты разглядел не сразу, а может и вовсе не разглядел, а прощупал так, на слух, спросил у себя: «А и вправду, ну разве так можно?» Спросил и понял – нельзя. Встал, прошелся, исчез за дверью, а я под одеялом исчезла, насколько получилось. И долетали голоса: твой глухой, как из подводной лодки, как из глубин, где Жак Ив Кусто, где только моллюски и крабы, где жизнь не течет, а колышется зеленой полосочкой водорослей; и другой – женский, не со дна моря, а с берега.

Из подводной лодки неслось: приходит, когда хочет, ребенка не трогать, а то будет все по-другому. Высокий женский раздвигал гортань, вырывался резко, противно, по-птичьи, несся в воздухе, не прекращаясь. Криком чайки звучало: чужая, чужая, не дом, не своя; а потом – ладно, ладно; а потом – поняла. Заглохло. Затихло. Высохло на лице. Угомонилось. Ты еще ходил по комнате туда-сюда, неизвестно зачем. Потом сказал:

- Вставай, разберем диван.

Разобрали. Легли. Я - калачиком-эмбрионом, двадцати лет от роду, по-детски у стенки. Ребенка не трогать. Ты – буддийским монахом с краю. Спи, не горюй.

У меня ладоши вспотели, под одеялом надышано, хочется в туалет. Не надо было на ночь большую кружку АЦЦ, не надо было, а я стала, чтобы не кашлять, чтобы она молчала, не говорила: «Опять заразу в дом». А я не зараза, и горло почти не болит, только насморк, да когда ложусь – хрип, скребется, хочет вырваться из грудной клетки наверх. Я его не пущу. Клетка закрыта. Коплю слюну, сглатываю. Хорошо.

Квартира двухкомнатная, просторная, втроем в ней тесно. Я прихожу ночью, иногда: спать-перебиваться, лежать на синем плоту, смотреть в потолок, считать желтые треугольники света от фар проезжающих машин. И сегодня так, пришла. Без звонка. Она открыла дверь, и первое:

- А ты здесь чего?

- Что значит, чего?

Я устала, уснула сразу. Отец пришел поздно. Разбудил. Разбудили. И эта тошотно:

- Надо предупреждать, когда у тебя гости.

Гости. Я не гости.

Ты лежишь рядом, не шевелишься. У меня в районе груди пульсирует чувство вины. Вина - она горячая, приторная, гроздьями винограда. Ей теперь только дозреть, взбухнуть, полопаться, швырнуть косточки в землю. Не хочу. Лучше соберу, завяжу в мешочек – засохнет, будет изюм.

Встаю. Босыми ногами шлепать до ванной. Из коридора видно: она на кухне сидит, пялится в ноутбук, курит. Я переступаю, шлеп-шлеп, она обернется, глазищи смотрят: «Ты здесь чего? Ходишь?». Я моргну в ответ: «Да, хожу». «Ну ходи», - отвернется она.

Возвращаюсь назад. Тихо-тихо ныряю под одеяло, так, чтобы не задеть. Ты дышишь глубинно, экономишь воздух. Лежишь на спине. Мы оба без сил. Нас качает на волнах. Плывем. Куда глаза глядят. Курса нет. Точки прибытия нет. Весла забыты на берегу. Будь, что будет. Великолепное море, бесконечное море. Позади корабль – тонет. Мачта из воды торчит крестом, заваливается в бок. Великое море. Тычется в тебя, машет крыльями жирная белая чайка. Я протягиваю руку, отгоняю: «Кыш. Не тронь». Ты произносишь:

- Надо все-таки сбить сосульки, а то ухандакает кого-нибудь.

Какие еще сосульки? Делаю попытку выплыть из сна. Разлепляю глаза. Ты встаешь, надеваешь брюки и кофту. На часах три часа ночи. Пропадаешь за шваброй, возвращаешься, открываешь балкон. Там страшно грохаешь. Неспокойно. Что-то отваливается, падает вниз.

С утра проснемся по будильнику. Сварим в кастрюльке яйца. Съедим. Будем осторожно ложками мять творожную массу, разговаривать о том о сем, о маме, об учебе, шепотом. Оденемся шепотом и закроем за собой дверь. Потом уже вслух стаем идти, смотреть на голубое небо, радоваться капели. Повисим в метро на жердочке, как Мандельштам в трамвае висел вишенкой. Глаза уставшие, в красных жилках, как будто и не спал. Хочется взять тебя, завернуть, уложить в люльку, сказать «папочка» и качать, качать, спеть колыбельную. Спи, все наладится.

Распрощаемся на кольцевой. Мне в институт, тебе на работу.

-Береги себя.

-Постараюсь. Ты приходи.

- Хорошо. Приду.

Вспоминаю: «надо предупреждать, когда у тебя гости». Гости? Я - не гости. У меня ключи.



Об авторе:


Дмитриева Ксения
Логин: axytik

Последнее посещение сайта: 18.1.2013 в 12 час.
Публикации на сайте (4)

Последняя прочитанная публикация: В.В. Шульгин и В.М. Чернов (автор: DaniilKaplan)

Послать сообщение







Оставьте свой отзыв (0)
 



Текст данной публикации размещен пользователем admin: Чистов Дмитрий Владимирович

Для навигации по текстам, относящимся к данной теме используйте оглавление, представленное в левом поле.

Обсудить текст публикации "ГОСТИ" можно " на форуме данной публикации. В данный момент отзывов - 0.

Для обсуждения темы "Рассказы" можно " на форуме этой темы. В данный момент отзывов - 0.