Рассказы

Автор: Дмитриева Ксения

ТЕМНОТА[комм.]

Просмотров: 954

Вы 955-й посетитель этой странички
Страничка была создана (обновлена): 2011-12-08 23:08:15



ТЕМНОТА



Автор: Дмитриева Ксения



Этот дом больше похож на Титаник, чем на дом, понимал Джо. Потому что все внутри него идут ко дну, туда, где плавают зубатые рыбы и люминесцентные медузы покачивают крыльями и спешат из темноты в темноту. Здание имело прямоугольную форму и устремлялось ввысь, туда, где Бог, и хотело в своей устремленности в небо превозмочь себя и постигнуть величие Вавилонской башни, и приблизиться к ней, и стать ей. Но не дано, ведь Вавилонскую башню ни из бетонных коробок-блоков-спичесных коробков (а из чего?) строили. Из чего ее строили – неизвестно и неизведанно, может из каменных глыб, как пирамиды, или из глины, а скорее из того самого вещества, которое ни солнце, ни ветер, ни даже дождь (ибо сверхстойкая фиксация) не поломает, и даже не шелохнется укладка. Так что дом этот – не Вавилонская – а больше похож на Титаник.

- И я иду ко дну, - произносил Джо, - я иду ко дну.

Джо уже не плакал. Ему даже перестало быть страшно. Хотя, когда он вскочил в преддверии сумерек в потной кровати с мокрой и горячей спиной, он ясно ощутил навалившееся сверху одиночество. Одиночество имело прямоугольную форму и было засунуто в пододеяльник с ромбом посередине, отороченным кружевами – рюшки, называл их Джо. Джо посмотрел на ромб. Джо понял, «рюшки» - самое нежное слово, которое имелось в его лексиконе. «Рюшки» - самое нежное, что произносил он за последние несколько.. лет(?), и то про себя. Кружева напомнили о Линде. Джо думал о ней в следующих выражениях: эта стерва носила розовый лифчик с параллоном (грудь была не большой), розовый - ненавижу; эта стерва хотела тайоту, а я бмв, эта стерва повсюду оставляла грязные ватные палочки и эта стерва…, - на этом, пожалуй, список претензий заканчивался.

Одиночество было засунуто в пододеяльник, а Джо вместе с ним упакован в спичечный коробок или лучше кубик, бетонный кубик Титаника. Кубик числился на 13 этаже вторым слева, если смотреть со стороны гипермаркета. А смотреть стоит лишь с этой стороны, ибо гипермаркет – центр мира спального района и точка отсчета. Кубик выглядывал в мир нелепым окном, то есть глазом. Но глаз не смотрел и не пялился, некуда было смотреть. А просто торчал в стене, на подобии множества множеств других таких же глазниц, и служил телевизором для жильца. Телевизор этот, правда, не показывал ничего, кроме квадрата неба – если жилец лежал на кровати, а он и лежал. Да и вообще, как еще можно смотреть телевизор. Разве подходят в плотную? Нет, не подходят.

В венах Джо текла чья-то кровь. С одной стороны она принадлежала Луизе Штейнер, заведующей барахолки на окраине штата Огайо, женщине невиданного роста; а с другой стороны – неизвестно кому принадлежала. Одно время любители необычного, невиданных зрелищ, стекались на окраину штата, чтобы поглядеть на гигантшу, подловить на улице и крикнуть в спину, они всегда кричали только в спину: «верзила».

Если заглянуть еще дальше в прошлое, отмотать пленку назад, то можно увидеть следующую сцену. Девятнадцатилетняя Луиза в белом развевающемся платье стоит на полустанке и ждет своего жениха. В ней 2 метра 13 см росту, но она чувствует себя легкой и прекрасной. Я, как балерина, думает девушка, и от этого ей хорошо. Луиза смахивает с лица то и дело налетающие волосы, придерживая при этом подол, чтобы тот не задрался. Ее жених знает наизусть кусок из Шекспира и носит усы, улыбается она. На горизонте возникает асоциальный тип. Он подходит и протягивает грязные пальцы к тому месту, которое придерживает Луиза, и произносит: «так и хочется залезть к вам под юбку, мадам». Луиза краснеет и делает шаг назад. Она очень хрупка по натуре. Мужчины никогда ее не уважали. Тип ухмыляется и добавляет: « все равно кроме меня тебя никто не захочет». Кстати, жених так и не появился, больше.

Джо, запакованный в кубик, лежит, не встает. Этот дом до скончанья времен будет плыть вдоль дороги. Будет топить пассажиров, думает Джо. Ну и что ж, ничего не изменишь, из сансары не выпрыгнешь, в Вавилонскую башню зайти не придется, не случиться подняться по лифту туда – к седовласому старцу, чтобы кликнуть «ку-ку» и задумчиво произнести «вот я и пришел», и экзестенциально спросить: в чем смысл бытия, и бывают просветы? Бог задумается: почитайте Хайдеггера, он, кажется, что-то об этих просветах писал, ах, вы не знаете немецкого, так спросите в любом магазине, в любом книжном отделе, они вам найдут по-английски и время, и бытие, у них теперь очень широкий выбор, ни то что лет сто назад, да к тому же скидки по воскресеньям. Джо глядит в потолок. У него стынут руки и ноги, то есть не в целом, а в частности, стынут конечности, откуда пальцы растут. Кровать потеет под ним, потеет все больше, но выбраться из нее невозможно, потому что она, как болото, как водоворот, только в замедленной съемке, засасывает внутрь миллиметр за миллиметром. Джо понимает: скоро его не будет и все встанет на свои места.

Про асоциального типа Джо ни разу не слышал. Луиза не рассказывала сентиментальных историй из детства, из молодости, да и он бы слушать не стал, ведь, разве не из-за нее, не из-за ее лошадиного роста дразнили всю школу, все старшие классы, и девочки не хотели на вечеринках брать за руку, и потом еще в колледже. И так пока не уехал далеко-далеко. А еще то обстоятельство, что однажды по..( господи, что же был за предмет, впрочем, дело ни в нем), что однажды пришлось рисовать генеалогическое древо. Только вот не было той важной ветви, отцовской, которая была у других. Тогда Джо измучился и не стал рисовать, а решил, что нет у него никаких корней, нет истоков, и истории семьи, очень по-американски. История все равно никому не нужна, если подрастешь и уедешь туда, где тебя никто толком не знает. А там все будет иначе и так, как самому хотелось, а ни этой гигантше. Буду работать, жить, заведу девушку и куплю бмв, не тайоту. Куплю бмв.

Линда повстречалась ему на страницах файсбука. В личной информации стояло: не замужем. Он считал это не замужем и написал: «Хей ло, как оно?». Так завязалось общение. Общение завязалось. Линда была не против. Джо по-плебейски при первой встречи спросил (он тоже не уважал свою мать, и всех женщин вместе с ней - заодно): «Мадонна, так что у тебя с личной жизнью?» Мадонна ответила: «Ничего», - и закатила глаза, поэтому Джо заплатил за двоих.

Девушка приехала из Европы. В Америке существа женского пола брили руки. Линда сначала удивилась, потом что-то йокнуло у нее внутри, но пришлось смириться и еще сильнее приблизиться к «осуществлению», так как женщина с волосами на руках, к тому же такими темными – это фи. Линда оказалась ничего: с ней можно было пить пиво по пятницам и обсуждать телешоу, хотя она и хотела тайоту. Все было тип-топ. У Джо на страничке даже завелся специальный альбом фотографий – «Я и Мадонна». Там были следующие снимки: Джо и Линда в обнимку на диване, Джо и Линда на пати в честь хеллоувина, Линда и Джо на пляже, Линда целует Джо в висок, Джо целует Линду в ушко, Линда в сиреневом платье ракурс снизу, Линда в сиреневом платье ракурс сбоку, Линда и Джо… Френды отзывались, комментировали: «милахи», «какая прелесть», «рады за вас», «будьте счастливы», «так держать», «красавцы», и все в таком духе. Джо не помнил, где познакомился с половиной из них.

Фотографии множились. Дни множились, превращались в годы. Вещи изнашивались, отправлялись к матери на барахолку, покупались новые: брюки, юбки, туфли, рубашки, носки. Обои переклеивались. Коробочка с презервативами пополнялась, как всегда, раз в две недели. Титаник отчаянно плыл. Тостер и телевизор, не тот, что окно, а обычный, работали исправно. Жизнь шла хорошо.

Луиза Штейнер имела не только необыкновенно большой рост, но и необыкновенно большие глаза, всегда мокрые, так как в спину летели ругательства и плевки. Только однажды, когда она носила живот, огораживая его от мира своей ладонью, глаза были сухи. Но как только сморщенный младенец выбрался из утробы, задышал, задвигался, все возобновилось, и дошло до апогея, когда в один прекрасный день Луиза не обнаружила рядом мальчика, стесняющегося собственной матери.

Луиза была здоровой женщиной, и из нее текло молоко. Даже когда мальчик вырос, оно не переставало течь. Молоко Луизы – любовь, которую некому было отдать. К ней стали хаживать высохшие мамаши и забирать любовь. Своей у них не было. Их дети думали, что принесенное молоко от родных мам, и привязывались к ним. Те же, в свою очередь, тайны не раскрывали, и стеснялись гигантшу. А Джо вырос быстро, забыл и уехал, и присылал раз в год мешки с барахлом.

Теперь Джо лежал на кровати и разглядывал, а недавно ведь плакал, вначале серый, после синий, а еще позже черный квадрат окна. Дом все также мерно буксировал вдоль дороги на одном месте, ибо был врыт глубоко твердый фундамент. Мужчина не помнил, куда и когда делась Линда. Ему было все равно. Кроме квадрата, меняющего цвет, в окне, в телевизоре как всегда ничего не было, снова ничего не показывали. Наверное, надо подключить кабельное. Но это потом, а пока обойдемся одним каналом.

Когда квадрат стал черным, Джо вспомнил, что где-то в центре находится белая точка, и начал ее искать. Джо знал, белая точка – это Бог, не тот, что седой наверху, а такой обычный метафизический Бог, абсолютный абсолют, а все остальное - темнота, в которую тонут люди, находящиеся в Титанике. Он понимал, что хоть тонет туда вместе с ними, все равно в итоге окажется там один, ибо в темноте все утопшие – черные, и никого видно не будет, так как там действует всего один закон: то, чего не видно, не существует. Джо долго смотрел, не мигая, и глаза потекли, потек квадрат и расплылся во все стороны. Никакой точки в центре не проявилось. Если ее нет, значит, нет Бога, решил Джо и еще раз с надеждой сощурил глаза. Как хотелось, чтоб был. Ведь экзистенциальные мысли гнездятся даже у Джо.

Джо тонул в темноте, тонул в темноту, один под двуспальным большим одиночеством с ромбом посередине, и представлял, что же вместе с ним будет там внизу, и чего он не сможет увидеть.

Раньше, до сегодняшнего дня, точнее до дня, когда Джо окончательно захлебнется (будущее в прошедшем), он работал в большом сером банке. Там висели цивильные люстры, и паркет непременно блестел, поэтому рубашку нужно было менять раз в два дня. Джо отвечал на вопросы, звонивших издалека людей. Трубка звенела, а потом из нее доносились голоса. Голоса хотели узнать: как завести лицевой счет и насколько лет можно взять ипотечный кредит. Джо отвечал – он думал, что делает людям добро. Теперь он спрашивал себя: зачем брать кредит, если на дне ничего не будет. Джо представил домики на побережье, стиральные машинки, галстуки, билеты на самолеты, видики, мобильные телефоны, ноутбуки, велосипеды, авто, и захотел узнать: куда все это девается, когда человек тонет. Оказалось, что никуда не девается, а остается на своих местах. Значит, все это время Джо делал добро ни людям. Есть ли в мире предметов «добро» и «зло»?

Джо стало грустно. Он попытался вспомнить, куда делась Линда. Не смог. Нашарил холодной ногой коробочку с контрацепцией и загрустил еще больше. Вероятно, Линду забрали за чей-то невозвращенный кредит. Такое бывает, если не платить исправно каждый месяц. Тогда к тебе в дом приходят мужчины в черных пиджаках с квадратными плечами и забирают что-нибудь ценное. Линда была чем-то ценным? Произошло недоразумение. Наверно «черные пиджаки» перепутали номер квартиры, когда искали соседа, вломились и забрали Линду. Он знал, сосед любит покупать вещи, на которые не успел заработать. А может Джо приобрел вожделенное бмв (три сладких звука), и сам забыл откупиться в назначенный срок? Кто знает, кто знает.

Приплыли. Титаник заглох. Все стало понятно. Джо вспомнил, все вспомнил, в чем кроется крах бытия. Тридцатилетний мужчина шевелил впотьмах рукой, как мальчик, как грудничок, что ищет пальцами мамину грудь. Он нащупал телефонную трубку и набрал номер Луизы, которую всегда называл только так. Номер был вбит в телефонную книгу, не на подкорку.

Джо хотел спросить: был ли у него отец? Белая точка в окне так и не нашлась. Ах, где же ты – белая точка. Еще он думал сказать, что Линда пропала за невозвращенный кредит и работать в банке – бессмысленно. И Титаник тонет в никуда, а должен быть Вавилонской башней и привести к Богу-отцу, Богу-сыну, Богу - седовласому старцу и абсолютному абсолюту.

Простыня под Джо промокла совсем, и чувствовались жар и влажность матраса.

На звонок не отвечали. Автоответчик произнес заученные слова, и началась запись. Джо забыл, что намеревался спросить и зачем-то стал рассказывать, что черный квадрат окна, черный квадрат телевизора перед ним – вовсе и не квадрат, и стороны его не равны, это обман зрения. Потом сказал, что и квадрата нет никакого, есть только всеобщая темнота. А темнота – это то, куда все мы тонем в своих Титаниках. Ведь Вавилонскую башню разрушали много тысячелетий назад, и разделили людей по языкам, но и даже не так, а еще глубже, разделили совсем, и слова, которыми мы говорим ничего не дают: ведь никто ничего не поймет все равно, слова – это так, надо чувствовать, а не говорить, а чувствовать – не умеем, ведь тостер и телевизор работают, некогда чувствовать. «Мама, ты слышишь, ты слышишь? Здесь темнота, - Джо впервые за многие годы произнес это, - мама, ты сюда не утонешь, потому что женщины с молоком попадают в рай, а не сюда». Еще он сказал, что знал это всегда, но забыл и вспомнил только сейчас, когда думал о Линде, о Линде в параллоновом лифчике, о параллоновой Линде, которая хочет тайоту. По щекам Джо снова потекли слезы, текли слезы. Ливнем лились. Ревмя ревелось. Джо промолвил белое – «мама». Промолвил и забыл все слова. Вывернулся внутрь себя. Узрел темноту в темноте. Захлебнулся в кровати, кровать засосала, как топь, туда, где люминесцентные медузы, представлял Джо, но нет там медуз. Джо не осталось.

Есть только страничка на фэйсбуке и лента кассеты в автоответчике.



Об авторе:


Дмитриева Ксения
Логин: axytik

Последнее посещение сайта: 18.1.2013 в 12 час.
Публикации на сайте (4)

Последняя прочитанная публикация: В.В. Шульгин и В.М. Чернов (автор: DaniilKaplan)

Послать сообщение







 



Текст данной публикации размещен пользователем admin: Чистов Дмитрий Владимирович

Для навигации по текстам, относящимся к данной теме используйте оглавление, представленное в левом поле.

Обсудить текст публикации "ТЕМНОТА" можно " на форуме данной публикации. В данный момент отзывов - 1.

Для обсуждения темы "Рассказы" можно " на форуме этой темы. В данный момент отзывов - 0.