Повести

Автор: Комиссаров Евгений

Красивая жизнь (второй рассказ из серии)

Просмотров: 789

Если завтра умирать,
Ничего с собой не взять,
Кроме старых снов о том,
Что всё нужно поменять,
И всем нужно рассказать
То, что мы не так живем.
«Бригадный подряд»
(Ветераны третьей мировой)

Наступила глубокая ночь, и многие жители Великого Непротолкайска крепко спали. В доме с красивой вывеской «Предсказания и пророчества» было темно и тихо. Лишь изредка мёртвую тишину нарушало невнятное бормотание спящей на втором этаже женщины. В эту ночь почтенной хозяйке дома предсказаний снился вещий сон. И это было очень удивительно, поскольку настоящего дара к предвидению у старой Всеведии до сих пор не наблюдалось. На самом деле пожилая дама была всего лишь обыкновенной шарлатанкой.

Ремесло предсказателя во все времена привлекало много мошенников. И в молодости Всеведия, прельщённая лёгкой возможностью заработать, тоже обратила внимание на эту профессию. Как потом оказалось, новоиспечённая прорицательница в своём выборе не прогадала. Её новая работа ловкой шарлатанке далась легко. Она быстро поняла, что было главное в данном ремесле. Таинственный полумрак комнаты, завораживающий взгляд провидицы, загадочно-неясные слова пророчества - и одураченные клиенты уже с радостью готовы были заплатить Всеведии все свои кровные за это театральное представление. То, что мошенница разыгрывала перед доверчивыми простаками, и правда напоминало самый настоящий спектакль. И обладавшая неплохим актёрским талантом шарлатанка отлично справлялась со своей ролью в этом фарсе. Хитростью и обманом ей довольно долго удавалось зарабатывать на наивных горожанах неплохие деньги. К старости она даже обзавелась собственным двухэтажным домом в Квартале Ремесленников. Но так было раньше, а сейчас Всеведия словно прозрела.

Утром пожилая предсказательница проснулась вся в поту. По какой-то необъяснимой причине женщине вдруг показалось, что в эту ночь ей приснился не простой кошмар, а самый настоящий вещий сон. Твёрдо решив как можно быстрее предупредить жителей города о надвигающейся беде, она прямо в ночной рубашке тут же выбежала на улицу. Некоторое время провидица бегала повсюду и рассказывала всем встречным о своём страшном сне, предвещающем ужасную трагедию. Но ей никто не верил. Всеведия умоляла жителей столицы уехать из города от греха подальше. Но никто не воспринимал старую женщину всерьёз. Её ночной халат, растрёпанные волосы и безумные глаза не внушали особого доверия и вызывали у окружающих только смех. От того, что её никто не слушал, пожилая провидица вдруг стала злиться и буянить. Всеведию попытались утихомирить, но она уже не могла угомониться. Вскоре громко кричащая на прохожих полуголая нарушительница спокойствия привлекла внимание блюстителей порядка. И подошедшие к дебоширке угрюмые стражники не стали с ней особо церемониться. Они просто взяли обезумевшую горе-прорицательницу под руки и отвели её в смирительный дом для душевнобольных. Там несчастную силком напоили успокоительным зельем и поместили в отдельную палату. Но даже после этого потерявшая рассудок старая женщина всё ещё продолжала твердить о предстоящей ужасной катастрофе, которая, по её словам, должна была скоро разразиться в этом проклятом городе.

– Тень… ужасная чёрная тень сегодняшней ночью накроет нашу грешную столицу! И тогда всему придёт конец! – постоянно как заведённая повторяла Всеведия, но вскоре пьянящее зелье подействовало на неё, и сознание бедной предсказательницы поглотила сладкая безмятежность спокойного сна.

* * *

Вечером после этих странных событий все дороги города заполонили шикарные кареты. Все они, красуясь на публике, медленно продвигались к центру столицы, где располагалась Большая Императорская Арена. Выделяясь на общем неспешном фоне, одна из карет по какой-то причине ехала очень быстро. Петляя по кривым улицам, на крутых виражах она лихо обгоняла другие экипажи. Лишь изредка, встречая на своём пути большую толпу прохожих, карета немного сбавляла ход. Но приостанавливалась она ненадолго, потому что управлявший повозкой кучер, грубо расчищая дорогу от толпы, сразу начинал беспощадно хлестать кнутом стоящих на пути людей. При этом он даже не смотрел на их принадлежность к тому или иному сословию. От него доставалось и беднякам, и ремесленникам, и торговцам.

Преодолевая большую лужу на мостовой, экипаж неожиданно окатил грязью несколько прохожих, идущих по обочине, и, не замедляя ход, помчался дальше. Один из испачканных людей по имени Безправ вытер от грязи лицо своей маленькой дочери и, выкрикивая проклятия, стал грозить кулаком вслед проехавшей карете. Внезапно повозка остановилась, и из её окна выглянул разъяренный господин, держащий в руках сияющую магией гитару. Безправ прикусил язык и, скрипя зубами, поклонился. Он знал, что разгневанному рок-магу ничего не стоило обрушить на голову простолюдина молнию или огненный дождь. Опасаясь, что может пострадать стоящая рядом дочь, мужчина с трудом заставил себя извиниться перед этим наглым франтом. Господин в карете злорадно улыбнулся и приказал кучеру ехать дальше. Экипаж быстро помчался к арене, а Безправ вновь помянул её пассажира недобрым словом.

– Папа, зачем ты ругаешь этого дядю? – вступилась за рок-мага маленькая девочка. – Он просто хочет жить красиво. Он желает ездить с удобством в карете, а не ходить пешком, как мы. Что в этом плохого? А то, что нас обрызгали, мы сами виноваты. Надо было эту лужу подальше обойти.

Безправ знал причину, по которой его дочь защищала рок-мага. Дело было в том, что она сама страстно мечтала когда-нибудь стать богатой и знаменитой. Прозябая в беспросветной нищете, бедная девочка просто утешала себя сладкими фантазиями о беззаботной и красивой жизни. Но ох уж эта красивая жизнь! Не всем она по зубам, а иногда от подобной красоты бывает больше вреда, чем пользы!

…Когда-то давно отец Безправа по имени Тихомолк решился рискнуть и схватить удачу за хвост. Тихомолк и его друг Изворот продали свои дома, всю скотину и вместе покинули родную деревню. Они оба приехали в столицу в поисках лучшей и красивой жизни. Прошли годы, но отец Безправа так и не разбогател. Он не захотел участвовать в грязных делишках своего односельчанина, который просто потерял голову от запаха шальных денег. Вскоре бывшие друзья совсем перестали общаться, и каждый из них пошёл своей дорогой. Тихомолк до самой смерти был честен и умер бедняком. Изворот, напротив, с помощью обмана сколотил себе к старости огромное состояние. Теперь его сын по имени Аясыт при встрече без презрения и не взглянет на простого работягу Безправа. Сын Изворота живёт в роскоши, с гордым видом разъезжает в дорогой карете и тратит кучу денег на развлечения. Его беззаботное существование обеспечивает крупная угольная шахта в Окологномьих Горах, которая досталась ему после смерти отца. Это предприятие приносит владельцу большую прибыль, а жадный Аясыт всё равно платит своим работникам и слугам жалкие гроши...

– Если этот чёртов рок-маг желает хорошо жить, то я ничего не имею против, – немного подумав, сказал Безправ дочери. – Но это ещё не значит, что он может приказать своему кучеру лупить кнутом тех, кто не уступил ему дорогу! Красиво жить можно, главное при этом - никому не навредить.

* * * *

Ближе к закату солнца все зрители, приехавшие в шикарных каретах на арену, заняли свои места. Публика собралась самая разная. Были здесь и люди, и эльфы, и гномы. Встречались тигриды, минотавры и другие более странные народности, населявшие Великую Империю и приграничные к ней государства. На одной из трибун присутствовало даже несколько амфибиан, которые скрывались от губительной для них жары в наполненных водой корытах-ракушках, украшенных причудливыми золотыми узорами. Такую разношерстную компанию объединяло лишь одно - все собравшиеся лица принадлежали исключительно к высшему обществу. Это объяснялось тем, что предстоящее зрелище имели право лицезреть только самые достойные жители и гости имперской столицы: высокопоставленные чиновники и военные, благородные дворяне и богатые торговцы, представители разнообразных королевских фамилий и знаменитые рок-маги.

Когда солнце медленно заползло за горизонт, и на город опустились сумерки, долгожданное представление наконец-то началось. Несколько больших дверей, находящихся по периметру арены, открылось. Из огромных ворот вышли гордо марширующие юноши и девушки с музыкальными инструментами наперевес. Это был небольшой сборный оркестр, состоящий из самых талантливых учеников Магической Консерватории, которым оказали великую честь, позволив участвовать в сегодняшнем представлении. Рассредоточившись по арене и встав около трибун, молодые рок-маги тут же принялись играть на своих инструментах. Раздался торжественный марш, отбиваемый сразу несколькими барабанами, и в ответ на это арена осветилась множеством разноцветных огней. Затем в дело вступили духовые инструменты. Подчиняясь магической мелодии, висящие в воздухе, разноцветные светлячки стали приплясывать и кружиться в такт музыке. Зазвенели гитары, заставив туман, который окутывал центр арены, загореться золотым огнём. Туманный покров, до этого скрывавший все приготовления к предстоящему зрелищу, вспыхнув золотом и ослепляя публику своим сиянием, неожиданно разлетелся огненными бабочками. Зрителям предстала во всей красе богато украшенная сцена, на которой стоял главный глашатай столичной арены несравненный господин Словокрут.

– Добрый вечер, уважаемая публика! Обычно на нашей арене в это время происходят сражения гладиаторов и турниры рок-магов, но сегодня, как вы знаете, день особый, – во всеуслышание объявил он. – Сейчас вам тоже предстоит увидеть сражение, но несколько иного рода. С минуты на минуту два самых знаменитых модельера Империи должны представить на ваш многоуважаемый суд свои новые творения. Каждый мастер по очереди продемонстрирует нам свои произведения искусства. И в этом им будут помогать самые красивые жители и жительницы нашего славного города. А мы с вами аплодисментами решим, кто же из этих двух модельеров сегодня окажется лучшим. Итак, встречайте - господин Павлиний, господин Элегант и их коллекции удивительной одежды!

Загремела торжественная музыка. Повинуясь её магическим звукам, небо над ареной взорвалось огромными цветами фейерверков. И тут же под аккомпанемент не на шутку разошедшихся молодых рок-магов на сцену вышли красивые мужчины и женщины в роскошных нарядах. Разделившись на две равные группы, они расположились по разные стороны друг от друга и застыли в полутьме подиума словно манекены. Складывалось ощущение, будто две непримиримые армии заняли свои позиции и приготовились к сражению. Вопрос был только в том, кто атакует первым. Неожиданно в группе стоящей с правой стороны сцены началось движение. Один из модников, одетый помимо прочих нарядов в шикарные сапоги, вышел из тени в центр помоста и встал в эффектную позу.

– Итак, мастер Павлиний решил сделать первый ход! – торжественным тоном прокомментировал происходящее на арене господин Словокрут. – Созданный модельером костюм просто потрясает воображение! Но я вам советую обратить особое внимание на сапоги украшенные перьями грифона. Они чудесным образом помогают своему владельцу совершать просто умопомрачительные прыжки!

После этих слов модник в роскошных сапогах грациозно взмыл в небо и за два неестественно широких шага преодолел значительное расстояние.

– Такая прекрасная обувь мигом поможет любому карьеристу взобраться по служебной лестнице на самый верх! – решил пошутить главный глашатай столичной арены. – Чем на это ответит мастер Элегант?

Немного посмеявшись над шуткой ведущего, зрители внимательно посмотрели на группу, занимавшую левую сторону сцены. Ответом мастера Элеганта своему сопернику оказался щёголь в роскошном плаще, который вышел на середину помоста, чтобы дать достойный отпор прыгуну.

– Плащ, который так прекрасно блестит в свете фонарей и ослепляет своей красотой наши с вами глаза, сшит из шкурок лавовых саламандр, обитающих в кратере Кособокого Вулкана. И поэтому моднику в таком огнестойком одеянии не причинит ровно никакого вреда даже невероятно жаркое пламя, горящее на самом дне адской бездны, – представил публике данный элемент гардероба господин Словокрут.

Сразу после этих слов из-за кулис вышло несколько гномов. Обливаясь потом, они выкатили на сцену огромный чугунный огнемёт в форме чудовищной зубастой головы. Франт в чудесном наряде храбро подошел к гномьему устройству. Гномы нажали на рычаги. Ужасная машина загудела, и смельчака, который в самый последний момент успел закрыться плащом, поглотило жаркое пламя. Когда густой чёрный дым рассеялся, стало видно, что храбрец стоит на сцене живой и невредимый. Публика тут же отреагировала на произошедшее чудо щедрыми аплодисментами.

Минуту спустя пришло время красивой девушке из модного отряда господина Павлиния, напыщенной позой обозначить своё присутствие. Гордо выставив ногу вперед, она продемонстрировала публике свой необычный пояс.

– Данный пояс с черепом василиска заставляет врагов и подчиненных каменеть при взгляде на того, кто его носит, – поспешил с объяснениями господин Словокрут. – Этот прекрасный аксессуар отлично защищает владельца от сглаза и от косых взглядов завистников и недоброжелателей. Тот, кто со злостью рискнёт посмотреть на хозяина этого пояса, сразу жестоко поплатится за своё неуважительное поведение. Сейчас вы увидите, как эта удивительная вещь работает.

Через мгновение к девушке привели под конвоем раба. Опоясанная красавица кокетливой походкой подошла к невольнику поближе и неожиданно влепила ему смачную пощечину. Раб в лохмотьях с ненавистью посмотрел на шикарно одетую вертлявую девицу и тут же превратился в камень. Охрана, которая привела несчастного, ловко подхватила окаменевшего невольника и унесла его прочь со сцены. Публика отреагировала на произошедшее событие восторженными возгласами.

– Вот это да! Мне бы такую штуку приобрести, мои подчиненные по струнке тогда ходили бы, а то совсем распоясались бездельники эдакие! – громче всех радостно кричал высокопоставленный чиновник Тяни-Волокит.

Когда зрители немного успокоились, настало время модной армии господина Элеганта совершить ответный манёвр. Из тени вальяжной походкой вышел широкоплечий мужчина в удивительных доспехах и гордо посмотрел на трибуны.

– Мастер Элегант счастлив представить вашему вниманию бронекостюм, весь усеянный ядовитыми шипами мантикоры, – радостно заговорил господин Словокрут. – В ситуации, когда коварные враги окружили вас со всех сторон, это одеяние здорово выручит в рукопашном бою! Так же, если у вас есть очень надоевшие вам чересчур любвеобильные знакомые, то такая амуниция отлично поможет вам оградиться от их постоянных приставаний! Уколовшись ядовитыми шипами, которые расположены по всей площади костюма, ваш несчастный враг или не в меру счастливый друг тут же умрёт чрезвычайно мучительной смертью. В то, что это абсолютная правда, вам придётся поверить мне на слово, потому что испытывать ужасные смертельные свойства данной одежды мы не будем. Как бы вы не просили, мы не собираемся заставлять наших невольников обнимать этого молодого человека. В конце концов, мы не бесчувственные садисты, чтобы подобным образом мучить этого бедного красавца, вынуждая его обниматься с грязными и вшивыми рабами. Испытаний сегодня будет и так предостаточно!

После этих слов зрители, жаждавшие увидеть такую забавную сцену, разочарованно загудели, но вскоре всё же быстро успокоились. Затем на суд публики вышла грациозная девица, одетая в пылающий огнём наряд.

– Уважаемые господа, занятые поиском оригинального подарка своим жёнам или любовницам, обратите внимание на это прекрасное одеяние. Такой превосходный костюм из шкуры огнегривого льва, подаренный вашей даме, легко растопит любое даже самое ледяное женское сердце и добавит в ваши отношения много страсти и огня, – сказал несколько слов о данном наряде господин Словокрут.

Много говорить и не требовалось. По достоинству оценив мастерство господина Павлиния, создавшего этот великолепный шедевр, трибуны взорвались бурными овациями. Действительно было чем восторгаться. Ведь для того, чтобы снять шкуру с огнегривого льва, не потушив его пламя, нужен был очень большой талант. Не меньшим талантом обладал и мастер Элегант, в доказательство этого утверждения представивший публике своё следующее произведение искусства. Как только девица в пылающем наряде ушла обратно на своё место, на свет из тени вышла прекрасная подопечная господина Элеганта. Шею и грудь полуголой красавицы украшала чрезвычайно изысканная бижутерия.

– Дорогие дамы, всё ещё использующие в своих целях приворотные зелья! Забудьте о таком тривиальном способе, как о страшном сне, – обратился к публике господин Словокрут. – Это прекрасное ожерелье, созданное из клыков очень редкой саблезубой акулы, работает более эффективно. Невероятная хладнокровность и грация морской хищницы, заключённая в этом магическом аксессуаре, значительно украсит облик своей хозяйки и добавит гордому образу женщины необходимую долю высокомерного великолепия. Как утверждает мастер Элегант, чары данного ожерелья легко помогут любой светской даме покорить всех мужчин вокруг. Так давайте проверим эти слова в деле!

Как только господин Словокрут умолк, модница в оригинальном украшении подошла к трибунам и надменно взглянула на зрителей. И тут же несколько очарованных мужчин из первого ряда, толкая друг друга, моментально подбежали к ней. Рухнув вокруг гордой красавицы на колени, они тотчас протянули ей цветы, которые неизвестно где умудрились взять. И неожиданно все разом стали признаваться, равнодушно смотрящей на их возню, даме в любви. Брошенные спутницы этих совсем обезумивших господ, нагло оставленные в одиночестве сидеть на своих местах, взирали на такую странную картину с большим удивлением и злостью.

От разыгранного на арене представления публика находилась в полном восторге. Зрители аплодировали, смеялись, что-то кричали. Словом, явно получали удовольствие, наслаждаясь великолепным зрелищем, которое сегодня устроили для них господа Павлиний и Элегант.

* * *

Подобным образом действие продолжалось ещё некоторое время. Модники и модницы, стоящие с правой и с левой стороны сцены, поочередно демонстрировали свои наряды, а главный глашатай арены господин Словокрут весело комментировал происходящее. Для того чтобы два модельера получили возможность в этот вечер представить публике свои удивительные произведения искусства, множество самых разнообразных диковинных существ рассталось со своими перьями, шкурами, зубами, рогами, черепами и костями. И убитые ради этих трофеев животные и чудовища, по мнению веселящихся зрителей, должны были радоваться такой неимоверной удаче, произошедшей в их скучной жизни. Ведь пожертвовавшим собой диким созданиям выпало невиданное для них счастье приобщиться к прекрасному миру высокой моды. К тому же всегда существовал шанс, что после представления та или иная особа неожиданно решит приобрести какой-нибудь очень понравившийся ей наряд. И тогда, например, шкуре некоего диковинного существа, из которой такой костюм создан, ко всему прочему вдруг была бы оказана великая честь в виде возможности гордо возлежать на плече достойнейшей благородной персоны.

Среди одежды представленной на суд публики были вещи, магическим образом приносящие удачу, которая могла бы пригодиться в бою и на светских мероприятиях. Встречались предметы гардероба, значительно повышающие обаяние и позволяющие моментально очаровать окружающих. Попадались наряды, предназначенные специально для чиновников и для господ строящих карьеру при дворе - в зависимости от ситуации, подчёркивающие подобострастие или, наоборот, излучающие властность. Присутствовала в коллекциях модельеров и одежда для военных, которая придавала своим владельцам более мужественный и храбрый вид. Также было представлено множество костюмов и аксессуаров, предназначенных специально для рок-магов. Это объяснялось тем, что в последнее время многие маги в своей практике больше привыкли полагаться на различные волшебные предметы, чем на собственный талант. Некоторые рок-маги не видели в этом ничего плохого. Другие, настроенные более консервативно, наоборот, считали за слабость в своей деятельности полагаться на ухищрения такого рода. Кому-то хватало одного таланта, а кому-то его одного явно было недостаточно.

Тем временем происходящее на арене зрелище приближалось к своему грандиозному финалу. Подчёркивая особую важность момента, заиграла торжественная музыка. Арена взорвалась россыпью разноцветных фейерверков. Модники и модницы, стоящие с правой стороны сцены, почтительно расступились, пропуская вперёд из задних рядов очередного красавца, который был весь с головы до ног закутан в плащ весьма скромного вида. Красавец вышел на середину сцены. Интригуя зрителей, немного постоял, застыв в эффектной позе, и неожиданно резким движением скинул свою накидку. Яркий свет, вырвавшийся из-под плаща на свободу, тут же ослепил всех вокруг. Немного привыкнув к яркому блеску, наконец, зрители смогли разглядеть источник этого невероятного свечения.

– В финале своего показа мастер Павлиний решил представить вашему вниманию своё самое ценное творение, – ещё более торжественно, чем ранее заговорил господин Словокрут. – Итак, господа, встречаем - амуниция из панциря большой алмазной черепахи! Во всём мире существует всего один экземпляр таких прекрасных доспехов! И если, уважаемые зрители, вы вдруг решили заполучить в свой гардероб такое чудо, то знайте - вам придётся изрядно раскошелиться. Стать владельцем этого великолепного произведения искусства сможет только очень богатый господин! Помимо ослепительной красоты данная амуниция так же обладает очень высокой прочностью. Это сверкающее чудо защитит вас от любой напасти! Алмазные доспехи не пробьют ни копья, ни мечи! В такой крепкой броне не страшна ни одна шальная пуля или стрела! Этот шикарный наряд выдержит даже выстрел из пушки прямой наводкой!

В подтверждение последних слов глашатая, гномы тут же выкатили из-за кулис несколько крупнокалиберных орудий. Пол позади франта одетого в алмазные доспехи разошёлся в разные стороны, и в открывшийся люк на сцену поднялась толстая кирпичная стена. Модник тотчас встал к ней спиной, храбро приготовившись к расстрелу. Спустя мгновение пушки выстрелили. От первого пушечного ядра, попавшего красавцу прямо в грудь, его тут же вмяло в стену. Несколько следующих снарядов ещё сильнее втолкнули модника в кирпичную кладку, которая от этого принялась сильно трескаться и крошиться. Очень скоро бедняга в доспехах уже полностью скрылся среди камней, а пушки всё ещё продолжали свой безжалостный расстрел. Наконец, полуразрушенная стена не выдержала и внезапно разлетелась сотнями кирпичных обломков. Зрители от неожиданности зажмурились. А когда они вновь посмотрели на сцену, то некоторые из них от увиденного даже ахнули. Франт в сияющих алмазных доспехах, к удивлению публики, был полностью цел и невредим. А так и не пробившие броню снаряды кучей искорёженного железа валялись у его ног. Когда зрители немного отошли от потрясшего их зрелища, на сцену из-за кулис вышел, создавший данный шедевр, мастер Павлиний собственной персоной. Публика встала и взорвалась оглушающей овацией. Модельер, польщённый таким приёмом, горделиво улыбался.

– Ну что съел, Элегант? Считай победа у меня в кармане - это как пить дать! – сквозь зубы тихо бормотал он, кланяясь восторженной публике.

Когда полностью уверенный в своём триумфе мастер Павлиний вдоволь насладился аплодисментами в свой адрес и, наконец, ушёл обратно за кулисы, на сцену вышел несравненный господин Словокрут.

– Бесспорно, мастер Павлиний произвёл на нас очень сильное впечатление, но не спешите расходиться по домам. Наше зрелище ещё не закончено, – заявил он. – Вы, наверное, забыли, но мастер Элегант всё ещё не сказал своего последнего слова. А ведь самое интересное он тоже оставил напоследок!

Всё ещё стоящие с левой стороны сцены подопечные господина Элеганта, также как и их конкуренты напротив, почтительно расступились. Через освобождённый проход стремительно влетел шикарно одетый франт. Развевающийся позади него длинный чешуйчатый плащ был весь усыпан драгоценными камнями самых разных цветов и оттенков. Когда щёголь завис над сценой, зрители смогли разглядеть, что он одет в боевую броню своей формой напоминающую драконью голову. По правде говоря - это и была драконья голова, которая превратилась с помощью незаурядного мастерства господина Элеганта в красивый доспех. Зрители заворожено смотрели на парящего в воздухе франта в удивительном плаще, сшитом из шкуры дракона. Они уже забыли о мастере Павлинии и о его амуниции из панциря большой алмазной черепахи. Творение мастера Элеганта явно было прекраснее. Прежде всего, поражало воображение огромное количество бриллиантов, сапфиров, рубинов и изумрудов, которыми была усыпана развевающаяся на ветру шкура чудовища. Но самое главное - доспех созданный мастером Элегантом излучал какую-то таинственную силу. Голова дракона, казалось, была живой. Взгляд пустых мертвых глаз древнего ящера завораживал и пугал. Зрители сидели на своих местах, широко разинув рты. Они явно были не готовы к такому повороту событий. Мастер Элегант в этот вечер сумел очень сильно их удивить. Пораженная до глубины души публика даже представить себе не могла, где модельер умудрился взять голову и шкуру этого воистину мифического существа, которого отдельные суеверные жители Мира Пяти Муз считали настоящим полубогом.

– В финале своего показа мастер Элегант рад представить вашему вниманию доспех, созданный из шкуры и головы легендарного Тысячелетнего Дракона, – нарушил гробовую тишину господин Словокрут. – Сокровища древнего ящера, на которых он возлежал многие сотни лет, крепко приросли к его толстой коже, став её неотъемлемой частью. О невероятном могуществе этого существа когда-то слагали мифы. И я вам скажу – не зря! Ведь даже после смерти чудовища его шкура и голова до сих пор источают сильнейшую магию! В этом вы можете убедиться, например, посмотрев, как лихо летает данный господин. Поверьте мне на слово, раньше он не смог бы продержаться в воздухе и мгновения, но стоило молодому человеку надеть костюм - и он уже гордым орлом парит в небесах!

Голос главного глашатая арены, который торжественным тоном представил публике этот потрясающий шедевр, постепенно вывел зрителей из оцепенения. И когда на сцену вышел мастер Элегант, зрители уже были в состоянии воздать все почести, полагающиеся модельеру по праву. Восторженная публика, вскочив со своих мест, долго ему аплодировала. Растроганный господин Элегант то и дело кланялся. А наблюдавший за происходящим из-за кулис мастер Павлиний злобно скрипел зубами, понимая, что сейчас он упустил победу из своих рук.

Но не только господин Павлиний был зол в данный момент. Откуда-то сверху за происходящей на арене вакханалией уже давно наблюдал дух Тысячелетнего Дракона. Ему было очень интересно, зачем эти подлые смертные убили его. Теперь древний ящер знал, ради чего они это сделали. Оказывается, он жил многие тысячи лет лишь для того, чтобы стать накидкой для какого-то пижона, мечтающего покрасоваться на публике в драконьей шкуре. Как понял призрак древнего ящера, все собравшиеся здесь смертные страстно хотели красивой жизни. Ну что ж, он устроит этому высшему обществу «красивую жизнь»! Злость наполнила душу Тысячелетнего Дракона, и, расправив призрачные крылья, он направился вниз к арене.

Мастер Элегант всё ещё продолжал почтительно кланяться аплодирующей ему публике, радостно похлопывая по спине одетого в драконью шкуру франта. Неожиданно мертвые глаза чудовища на доспехах молодого человека ожили и загорелись злым огнём. Щёголь, носящий драконью голову в качестве амуниции, закричал от дикой боли и тут же вспыхнул ярким пламенем. Его тело горело не долго. Уже мгновение спустя поднявшийся ветер разметал его прах по арене. Модника, который отважился носить останки Тысячелетнего Дракона, как обычную одежду, больше не стало. Вместо него над сценой висела ожившая и злобно скалящаяся драконья морда, а позади неё яростно развивалась на ветру, холодно сверкая драгоценными камнями, чешуйчатая шкура чудовища. Мастер Элегант хотел было убежать, но не успел. Внезапно из пасти древнего ящера вырвался жаркий огонь, моментально спаливший несчастного модельера дотла.

Тут же на сцене началась паника. Модники и модницы, стоящие там, рванули прочь с подиума. Опомнившись от ужаса, за ними тотчас побежал господин Словокрут. Морда дракона горящими глазами свирепо уставилась на них. Внезапно наряды беглецов, словно живые, стали слетать с их тел. Одежда, созданная модельерами из черепов, костей и шкур убитых для этого существ, вдруг ожила и принялась жестоко избивать бегущих людей. Сапоги самого разного фасона неотступно преследовали полуголых модников, при каждом шаге больно пиная беглецов. Летящие рядом перчатки, сшитые из кожи разнообразных диковинных созданий, хлестали бегущих людей по щекам и дёргали их за волосы. Несколько особо роскошных нарядов, сбившись в стаю, метали в бегунов огонь и молнии. Выше всех летел шикарный пояс украшенный черепом василиска. Злобно горящими глазами голова чудовища метко стреляла своей магией по модникам, превращая несчастных беглецов в каменные статуи. По заслугам досталось и главному глашатаю столичной арены, которому в это время было уже не до шуток. Несчастный господин Словокрут уже получил свою долю тумаков почти от всех нарядов, о каких он так весело рассказывал публике совсем недавно. Теперь, изрядно побитый, он со страхом озирался на летящий за ним доспех, усеянный ядовитыми шипами мантикоры. Догонявший его костюм жадно тянул к беглецу свои колючие рукава, явно намереваясь схватить бедного глашатая в смертельные объятья.

* * * *

Когда сильно потрёпанные модники и модницы разбежались кто куда, спасаясь от преследующей их ожившей одежды, Тысячелетний Дракон исподлобья посмотрел на трибуны. Зрители, ставшие свидетелями такой невообразимой суматохи, были ужасным образом шокированы. Вдруг самые отчаянные из них тоже захотели убежать прочь с арены, но одни побоялись потерять лицо в глазах окружающих, а другим просто стало интересно, что же произойдет дальше. Все-таки среди собравшейся публики было много военных, знаменитых героев, и, в конце концов, на арене присутствовало немало могущественных рок-магов. Сейчас самые отважные смельчаки соберутся с духом и зададут трёпку обнаглевшей одежде - надеялись многие зрители. И, правда, вскоре несколько рок-магов встало со своих мест. Крепко сжимая в руках музыкальные инструменты, которые были всегда при них, они решительно двинулись по направлению к сцене. Дракон остервенело оскалился, предвкушая потеху.

Спускаясь вниз с трибун и изящно прыгая сразу через две ступеньки, храбрые рок-маги не шли, а словно летели. Изысканно расшитые узорами плащи незнакомцев красиво развивались на ветру, ещё более подчёркивая их героический вид. Сияя белозубыми улыбками, по дороге смельчаки романтично подмигивали сидящим на трибунах девицам, которые смущенно закусывали свои губки и краснели в ответ. Некоторые зрители узнали храбрецов, отважившихся бросить вызов Тысячелетнему Дракону - это была знаменитая на всю Империю рок-команда Эльфийских Сердцеедов. Данные господа пользовались большой популярностью в высшем свете, отличались изящными манерами и обладали громкой славой весьма искусных покорителей женских сердец.

Не теряя времени даром, уже на ходу квартет эльфов принялся наигрывать магическую мелодию, нота за нотой, набирая силу. Барабанщик Миловид, усиливая ритм ударов, закачивал в музыкальное заклинание всё больше и больше энергии. В это же самое время гитарист Сладостраст и скрипач Обольстион, играя на своих инструментах, придавали энергии форму. Ярко вспыхнувший вокруг рок-магов воздух вскоре сплёл огненный шар, который тотчас помчался в дракона. Казалось, что бурлящий жаркой лавой большой ком пламени сожжёт в пыль морду чудовища, но этого не произошло. Пылающий огромный кулак со всего размаху ударился о голову Тысячелетнего Дракона и внезапно разлетелся огненными брызгами, не причинив ему никакого вреда. Тогда вокалист Любвеобилий под аккомпанемент остальных рок-магов очень громко запел.

– Да отступит зло перед силой любви! – торжественно и сладкоголосо начал он.

На это женская часть публики тотчас отреагировала диким восторгом.

– Да-да, вы правы! Только любовь победит это мерзкое чудовище! – расчувствовавшись, вскочила и радостно крикнула одна молодая графиня.

– Што ты шкажала, моя дологая? – очнувшись ото сна, беззубым ртом промямлил сидящий рядом с ней старик.

– Ничего, мой «дологой»! – обидевшись, что её противный муж так не вовремя проснулся, ответила дама.

– Ну-ну, не бешпокойся, моя любимая. Я шыт. Ужинай беж меня, – снова засыпая, прошепелявил, совсем оглохший и обезумивший от старости, но при этом всё ещё невероятно богатый граф Шаркань.

Тем временем эльф Любвеобилий всё ещё продолжал что-то сладко петь о любви. Некое опасное заклинание, начиная сплетаться около древнего ящера, засветилось ядовито-розовым цветом. Тысячелетний Дракон с омерзением поморщился от такого не в меру романтично-приторного пения. Понимая, что он больше не выдержит подобного ужаса, дракон грубо прервал вокалиста, не дав ему завершить магический куплет до конца. Глаза древнего ящера вспыхнули ещё ярче - и внезапно шикарные наряды Эльфийских Сердцеедов ожили.

Любвеобилий очень гордился своим недавно приобретённым костюмом из кожи хамелеона. Его изысканное одеяние позволяло своему владельцу в любом кругу светских лиц всегда выглядеть привлекательно, превосходно помогая ему охмурять женщин самого разного характера и темперамента. Но в данный момент эльф пожалел о том, что этим вечером решил надеть свой новый костюм. Внезапно его хамелеоновый наряд, повинуясь воле древнего ящера, ожил. Слетев с плеч вокалиста, заполз на его бедную голову и, словно удав, крепко обмотал её. Надежно завязав рот певца, чтобы Любвеобилий не смог больше колдовать, костюм тут же принялся энергично колотить несчастного эльфа рукавами по макушке. В это же время перчатки гитариста Сладостраста, сшитые из кожи осьминога и на порядок увеличивавшие при игре ловкость его пальцев, неожиданно слетели с рук рок-мага, прихватив с собой гитару. Тут же висящий на плече ударника Миловида барабан из черепа горного златорога взлетел над головой своего хозяина и с высоты горящими глазами зло посмотрел на Эльфийских Сердцеедов.

Наблюдая за происходящим, скрипач Обольстион сильно нервничал. С минуты на минуту он тоже ожидал какого-нибудь подвоха со стороны своего гардероба. Чтобы хоть как-то обезопасить себя, маг даже бросил скрипку, скинул с головы шляпу, снял с рук перчатки и зашвырнул их от себя подальше на трибуны. Затем рок-маг стащил с себя доспех из кожи камнешкура, отлично защищавший его от ядовитых стрел и кинжалов мстительных мужей, чьих жён эльф когда-то соблазнил. Потом Обольстион с трудом стянул сапоги, придававшие его ногам на светских балах неиссякаемую силу и выносливость. Девушки на трибунах, увидев своего кумира раздетым, тотчас радостно закричали. Скрипач было успокоился, он даже по привычке подмигнул возбуждённым девицам. Но вдруг Обольстион вспомнил о своих штанах, в которые он был одет. Внезапно ноги эльфа перестали его слушаться. Рок-маг всеми силами пытался сохранить власть над своим телом, но к его ужасу он уже не мог этого сделать. Теперь штаны, щедро украшенные блестящими чешуйками златозмея, управляли ногами скрипача.

Подчиняясь их воле, Обольстион, словно разгоняясь, немного побегал на месте и затем лихо помчался по арене. Через мгновение бегущий эльф догнал гитариста. Бедный Сладостраст тщетно пытался поймать свои перчатки, которые быстро летели впереди, удерживая в лапах музыкальный инструмент преследователя. Тут же, натыкаясь на соратников по отряду, к группе бегунов присоединился вокалист Любвеобилий, ничего не видящий из-за костюма, который плотно обмотал его голову и неистово хлестал рукавами своего бывшего хозяина по затылку. Завершал бегущую процессию ударник Миловид. Летящий за ним барабан из черепа горного златорога, отбивая энергичный ритм и пуская в эльфов молнии, погнал орущую толпу магов к выходу. При виде ужасных мучений Эльфийских Сердцеедов взволнованные зрительницы, сильно переживая за своих любимцев, громко вздыхали и падали в обморок.

Минотавры Шарахл, Шандарах и Шарашень, сидящие на трибунах с усмешкой посмотрели вслед убегающим рок-магам, потерпевшим такую позорную неудачу. Играя мускулами и размахивая оружием огромных размеров, знаменитые на весь мир герои поднялись со своих мест и, цокая копытами, помчались на дракона. Но могучие богатыри ничего не успели сделать. Внезапно оружие вырвалось из лап минотавров и взлетело в воздух. Секира с дико скалящимся черепом ехидны сама по себе стала лихо вращаться над землей, быстро сверкая смертоносными лезвиями. Парящий около неё трезубец сделанный из жала морского вилохвоста острым трикольем угрожающе уставился на ошалевших бойцов. Неподалеку от них дубина с шипами игломорда воинственно раскачивалась из стороны в сторону, явно намереваясь поколотить знаменитых на весь мир героев. От такого сюрприза удивлённые минотавры тотчас остановились и озадаченно посмотрели друг на друга. Уже через мгновение Шарахл с отрубленным правым рогом, который одним махом отрезала его взбесившаяся секира, бежал к выходу с арены. За ним мчался Шандарах, нагло избиваемый собственной дубиной. Позади соратников следовал Шарашень, беспардонно подгоняемый под хвост своим ожившим трезубцем.

Когда беглецы скрылись, Тысячелетний Дракон опять угрожающе взглянул на трибуны. Больше смельчаков не нашлось. Зрители сидели не шелохнувшись. Неожиданно наследный принц Тигростана его полосатое высочество Когтехват Великолепный, сидевший в первом ряду, встал. И, сохраняя завидное тигриное хладнокровие, вместе со своей охраной спокойно направился к выходу. Следом за наследником южного ханства ещё одна особа королевских кровей, благоразумно решила покинуть арену. Расправив изящные крылья, прекрасная принцесса лесных фей - госпожа Порхалия тотчас элегантно взмыла в небеса и вместе со всей своей крылатой свитой улетела прочь. Затем два амфибианских посла Мутновод и Кривоплав на забавном квакающем наречии что-то крикнули своим носильщикам. Лежавшие на полу слуги тут же вскочили, быстро подняли большие раковины с водой, в которых прохлаждались их хозяева и бегом понесли амфибиан к выходу.

Увидев, как высокородные особы спешно покидают арену, сидящий неподалёку господин Злорад ехидно улыбнулся.

– Ишь ты, как испугались, что наряды на них оживут! Так им и надо! – ядовито прошипел он. – А то обвешают себя драгоценностями и ходят с гордым видом - окружающих своим богатством унижают! А вот получите-ка за это разъярённого дракона себе в придачу, чтоб не зазнавались!

Но внезапно, криво улыбаясь, господин Злорад встретился взглядом с Тысячелетним Драконом, о котором только что говорил. Мгновенно бедняга почувствовал жгучую боль где-то в груди, будто огненный взор древнего существа прожёг его несчастную душу насквозь. И с ужасом господин Злорад вдруг вспомнил, что сейчас он сам был одет в дорогой костюм, специально купленный для этого вечера. Тотчас у занимавшего невысокий пост чиновника всплыло в памяти, как он, страстно мечтая хоть на день почувствовать себя настоящим человеком, сначала полжизни копил деньги на свой нынешний наряд. А потом долго унижался перед начальством, выпрашивая заветный билет на сегодняшнее представление, которое предназначалось исключительно для высшего общества. Неожиданно бегство благородных персон перестало казаться ему чем-то забавным. И тут же прекратив улыбаться, господин Злорад, словно змей, ловко выскользнул из своего нового костюма. Оставив на лавке оседающую груду дорогого тряпья, полуголый чиновник шустро заполз под скамью, на которой только что сидел. И, передвигаясь под сиденьями на четвереньках, быстро направился в сторону выхода.

Купец Лиходел, под скамьёй которого прополз какой-то голый человек, даже не удивился такому зрелищу. В это время его мысли были заняты совершенно другим. Украдкой взглянув в глаза дракона, он ясно увидел будущее. И оно было наполнено жарким огнём!

«Драконы говорите? Знаем мы этих тварей! Характер у них, видите ли, очень нервный! Чуть что не так - начинают всё вокруг синим пламенем сжигать, – размышлял торговец. – А что если использовать эту драконью привычку в своих целях? К примеру, я бы мог неплохо заработать и вдобавок полностью разорить этого проклятого Веролома!».

Внезапно осенившая купца мысль сильно ему понравилась. И он тут же стал развивать эту идею дальше. Дело было в том, что господа Лиходел и Веролом давно торговали в столице одним и тем же товаром. А если точнее, то уже несколько лет подряд оба купца занимались продажей рабов, которых они привозили из заморских стран. По этой причине пути конкурентов очень часто пересекались, что, конечно, не радовало ни одного, ни другого дельца. И вот сейчас господин Лиходел наконец придумал способ решить эту проблему.

Его план не был особо затейлив. Почти никогда не подводящее купца деловое чутьё подсказывало ему, что Тысячелетний Дракон скоро обязательно начнёт всюду плеваться огнём. А, как известно, когда всё вокруг горит жарким пламенем, можно и самому что-нибудь безнаказанно спалить. И понимая это, Лиходел попросту задумал во время грядущей суматохи незаметно поджечь бараки Веролома, в каких его конкурент неподалёку от арены держал своих идущих на продажу невольников. Хитрый торговец понимал, что в глазах большинства виновником пожара сразу же станет разбушевавшийся дракон, а в это время настоящий поджигатель останется вне подозрений. Подобным образом устранив соперника, господин Лиходел в итоге надеялся стать единственным поставщиком рабов на столичном рынке. Что потом дало бы ему замечательную возможность продавать свой товар по очень выгодной цене.

Глаза у купца Лиходела алчно сияли. От перспективы таким лёгким способом заработать большие деньги он даже вспотел. Его распирала невероятная гордость от того, как он ловко всё это придумал. Но на свою беду хитрый торговец не знал, что в это самое время похожие мысли пришли на ум и купцу Веролому сидящему на противоположной трибуне. Конкурент Лиходела тоже был не прочь напакостить своему сопернику и точно также решил устроить в его невольничьих бараках «случайный» пожар. Чтобы как можно быстрее воплотить свои коварные планы в жизнь, оба хитреца одновременно встали и, не видя друг друга, решительной походкой направились к выходу с арены. Но быстро покинуть арену горе-поджигателям не удалось. Дорогу им преградила толпа.

Как оказалось, выводящие на улицу ворота уже были полностью забиты разнообразной публикой. Около выхода и так невозможно было протолкнуться, а толпа всё ещё постоянно прибывала. К воротам быстро сбегались люди, эльфы, гномы. Среди спешащей публики нередко попадались полурослики и тигриды. Среди толкавшихся зрителей бежало много чиновников, военных и торговцев. Было полным-полно рок-магов, дворян и множество остальных достойных жителей и гостей имперской столицы. Но ворота оказались не способны сразу пропустить такое большое количество благородных особ. И, толкаясь, беглецы устроили у выхода ужасную давку.

Трибуны арены быстро опустели. Немного задержался на своём месте лишь заядлый любитель грифоньих скачек и разнообразных увесилений минотавр Тугодум. Странное поведение зрителей вокруг очень удивило его. Он не понимал, почему благородная публика решила так рано покинуть арену, ведь представление ещё не закончилось. По его мнению, сейчас наоборот начиналась самая интересная часть зрелища. Тугодум был сильно поражён тем, как устроители спектакля лихо закрутили действие, вставив в финале эпизод с ожившим драконом. Находясь от этого в полном восторге, он даже решил поделиться с кем-нибудь своим восхищением.

– Вот ведь дают, Златой Телец их забодай! – радостно прогудел он.

Но, увидев, что он оказался на трибуне совершенно один, минотавр крепко задумался. Почесав огромной ручищей за правым рогом, он неожиданно сообразил, что происходящие на арене события уже давно не являлись запланированной частью представления. От такой жуткой догадки ему вдруг стало как-то не по себе. И господин Тугодум, наконец, тоже решил примкнуть к большинству. Через мгновение, хорошенько разбежавшись, огромный минотавр влетел в толпу, которая толкалась у ворот. И, раскидывая всех вокруг, стал пробираться к выходу.

Злобно оскалившись, Тысячелетний Дракон смотрел вслед убегающей благородной публике. Внезапно в толпе беглецов раздались крики. Шикарные одежды господ, принарядившихся к сегодняшнему вечеру, тут же ожили и стали слетать со своих хозяев.

* * * *

Неподалеку от Большой Императорской Арены в своём особняке господин Всеперебей неожиданно проснулся от громкого шума, доносящегося с улицы. Встав с постели, он снял со стены своё любимое ружьё и решительно направился к окну. В эту минуту отставной военный был так зол, что всерьёз решил пристрелить неизвестных крикунов, во всё горло голосящих около его дома.

– Будет вам негодяям урок, как генералов его императорского величества по ночам будить! Такой прекрасный сон мне прервали своими криками шельмы! Ну, я вас сейчас за это проучу! – на ходу дробью заряжая оружие, ворчал старый вояка.

Но когда, грубо ругаясь, господин Всеперебей подошёл к окну, то увиденное на улице зрелище моментально охладило его пыл. Мимо его дома быстро мчалось множество карет. Из их раскрытых дверей свисали полуголые пассажиры, которых за ноги и за уши пыталась вытащить из экипажей стая оживших нарядов. От такого представления озадаченный генерал тут же уронил своё любимое ружьё на пол. И в растерянности сел в стоящее рядом кресло. Ему вдруг сильно захотелось курить. Дрожащими руками господин Всеперебей взял со стола трубку и с ошалелым видом стал быстро набивать её табаком. Его взгляд, бегающий в поисках коробка спичек, случайно скользнул по чучелу пещерного медведя, которое стояло в углу комнаты. Внезапно огромный медведь подмигнул ему, оскалившись злобной улыбкой.

Некоторое время спустя в особняке заядлого охотника господина Всеперебея уже творилось нечто невообразимое. Старому генералу даже показалось, что он снова попал на поле боя. Только теперь его противниками были не орки или гоблины. Вместо них на удивлённого генерала неожиданно напали ожившие охотничьи трофеи, украшавшие многочисленные комнаты его дома. Но, не смотря на это, бравый вояка не стал трусливо отступать. Собравшись духом, генерал его императорского величества храбро принял бой. Взяв под своё командование несколько слуг и хорошо вооружившись, господин Всеперебей сражался смело. Но наступавшие с фронта чучела медведей, волков и оленей всё же упрямо теснили генерала с его позиций к гостиному залу поместья. Где в тыл к военному через спальню пробирался другой вражеский отряд, состоящий из пушистых шкурок мелких животных, подстреленных им когда-то на охоте. Ситуация у зажатого в смертельные тиски генерала вдобавок усугублялась постоянной бомбардировкой с воздуха, которую тяжелыми предметами осуществляла по его отряду эскадрилья набитых опилками птиц.

* * *

Тысячелетний Дракон летел над столицей, и его глаза горели мстительной злобой. Двигаясь в небе по спирали, центром которой была Большая Императорская Арена, древний ящер стремительно увеличивал круги. Питаясь гневом чудовища, за драконом тянулась быстро растущая тень, постепенно накрывая собой обречённый город. Там, где она ложилась, ночь становилась ещё темнее, и столица погружалась во мрак безумия. Повсюду оживали вещи созданные из останков несчастных существ, убитых ради удовлетворения самолюбивых чувств и амбиций столичных горожан. В многочисленных богатых особняках Великого Непротолкайска шикарная одежда местных модников выбивала двери шкафов и вылетала наружу, пополняя собой бесчисленную армию дракона. Сотни самых разнообразных нарядов и вещей летали по улицам столицы, разрушая всё вокруг, преследуя и калеча жителей города, которые в панике разбегались кто куда.

Но там, куда не добралась драконья тень, пока ещё было спокойно. Ночной город жил обычной жизнью, не подозревая, что его ждёт. Владелец ресторана «Столичный Гурман» господин Всеугождай стоял на улице около своего заведения и вот уже некоторое время озабоченно смотрел на часы. По его расчетам представление на арене должно было давно закончиться. С минуты на минуту уже могли подъехать дамы и господа, которые сегодня собирались отужинать в его ресторане. Этот вечер обязан был принести владельцу заведения очень большую прибыль. Некоторые блюда, заранее заказанные сегодняшними клиентами, стоили целое состояние. Например, паштет из печени единорога, лично приготовленный сегодня ресторатором, считался очень редким и дорогим деликатесом. А всё потому, что из-за своей невероятно вкусной печени единороги были почти полностью истреблены и теперь в природе встречались не так часто как раньше. Чудом выжившие животные, если и попадались людям на глаза, то после этого они сразу оказывались в виде печеночного паштета в каком-нибудь дорогом ресторане, в таком, например, как заведение господина Всеугождая.

Немного нервничающий в ожидании важных гостей, владелец «Столичного Гурмана» заметил на улице со стороны арены какое-то движение. Приглядевшись, он увидел несколько экипажей, которые направлялись в его сторону. По гербам на каретах ресторатор сразу догадался, что это ехали его долгожданные клиенты. Мигом он построил в ряд у входа в заведение всех своих официантов. Состряпав наиприятнейшую улыбку, господин Всеугождай со смиренным видом встал во главе их отряда, приготовившись к радушному приёму дорогих гостей. Но к его ужасному разочарованию, подъезжая к зданию ресторана, экипажи и не думали останавливаться. Одна за другой кареты промчались мимо. Это очень сильно поразило господина Всеугождая, но ещё сильнее он удивился, когда увидел, что за проехавшими мимо экипажами по воздуху пролетела стая ожившей одежды. Неожиданно на кухне послышались крики поваров, звон бьющейся посуды, грохот падающих кастрюль и сковородок. Господин Всеугождай тут же побежал на шум, чтобы как следует разобраться в случившемся.

Как только он со злым лицом ворвался на кухню, его взору открылось нечто невероятное. Посередине кухонного помещения из-под крышки огромной кастрюли вылезал варёный кракен. Размахивая своими щупальцами, он играючи раскидывал в разные стороны поваров, которые безуспешно старались засунуть его обратно в бульон. Кракену помогали варёные крабы. Они бегали по полу и клешнями больно щипали ноги воюющих с чудовищем людей. Неподалеку от них летал большой тушёный сом, охотящийся на несчастных поварят. На других работников кухни стаями набрасывались, выбравшись из своего рассола, маринованные крылатые ящерицы. Эпическую картину сражения завершал жареный в остром соусе бегемот. Словно живой, он преследовал шеф-повара, который на бегу отбивался от него половником. Внезапно разъярённый бегемот, переворачивая столы и кастрюли вверх дном, направился в ту сторону, где стоял владелец ресторана. Всеугождай попытался закрыть перед его носом дверь, но не успел. Через мгновение от невероятно сильного удара ресторатор, прижимая к груди оторванную дверную ручку, кубарем вылетел на мостовую.

* * *

Тем временем драконья ненависть, чёрной тенью накрыв ресторан, стремительно двигалась дальше. Словно чума, расползаясь по Великому Непротолкайску. Поглощая дом за домом, улицу за улицей, она быстро погружала город в кошмарный бред. И вскоре на пути ужасной эпидемии безумия, оказалась Гильдия Алхимиков.

Данная организация совсем недавно появилась в столице. А всему виной было сильное развитие научной мысли, будоражившее Мир Пяти Муз в последнее время. Изначально зародившись, как альтернатива магии и воплотившись в различные изобретения многочисленных чудаковатых учёных, эта идея стремительно проникла во все уровни общественной жизни и быстро обрела всемирную популярность. И само собой невероятно чувствительные к любым модным мировым веяниям жители столицы не могли не обратить внимания на такое передовое направление мысли. Так в Великом Непротолкайске появилась Гильдия Алхимиков, своим возникновением безумно обрадовав многих следящих за современной модой горожан.

Но некоторые далёкие от новых течений жители города всё же с недоверием отнеслись к появлению данной организации. И у этого недоверия, как им казалось, были очень веские причины. Сначала им очень не понравилась большая труба, которая возвышалась над зданием Гильдии. Она, дескать, постоянно извергала едкий дым, от какого многие жители города сильно задыхались и кашляли. Затем, вдоволь наворчавшись по этому поводу, неугомонные противники прогресса придумали ещё одну проблему. По их словам, Гильдия Алхимиков якобы нагло сливала отходы своего производства в канализацию, от чего под городом расплодилось множество ужасных чудовищ. Считалось, будто эти твари по ночам выбирались на поверхность и охотились на случайных прохожих. А пойманную добычу уносили к себе под землю и съедали. До сих пор не было ясно, существовала ли в таких слухах хоть доля правды. Но с недавнего времени люди в Великом Непротолкайске, значительно укрепляя среди горожан веру в подобный бред, и впрямь стали куда-то бесследно исчезать.

Но все эти невинные фантазии вскоре затмила другая более серьёзная паранойя. В последнее время самые дотошные жители столицы случайно заметили, что некоторые их знакомые вдруг стали выглядеть намного красивее, чем были на самом деле. И, уязвлённые таким обстоятельством, бдительные горожане тотчас направили все свои силы на решение этой загадки. Как позже поняли самые зоркие наблюдатели, некоторые их знакомые становились привлекательнее, потому что использовали различные шампуни, пудры и румяна, которые производили и продавали им алхимики. После этого страшного открытия терпению завистливых старомодных горожан пришёл конец. И, чтобы выразить всё своё недовольство, вызванное такой неслыханной наглостью, они решили лично посетить проклятую Гильдию. Собрав возмущённую толпу, они с вилами и факелами ворвались к алхимикам. Но члены данной организации вместо того, чтобы ругаться с недовольными жителями столицы, неожиданно встретили их улыбками и комплиментами. После такого приёма, значительно подобрев от сладких льстивых слов и вдобавок совершенно бесплатно получив в подарок различные кремы, помады и духи, старомодные горожане вдруг как-то сразу успокоились. И вслед за этим яростных противников модных нововведений в городе почти не осталось. Зато появилось множество счастливых, красивых и привлекательных людей.

В эту ночь члены Гильдии, как всегда, были заняты своими экспериментами. В одной из лабораторий алхимик Дряневар со своими учениками вёл работу по созданию мази от избыточного роста волос в носу. Учёный с чего-то взял, что эта страшная напасть ужасно мучила многих горожан. И алхимик надеялся, что найденное от такой беды лекарство должно было отлично продаться. Но в самом разгаре особо важный научный эксперимент был грубо прерван. Внезапно склянки с разнообразными ингредиентами, стоящие на полках его лаборатории, зазвенели и стали бесцеремонно взлетать под потолок комнаты. Немного повисев в воздухе, колбы с засушеными и заспиртованными частями тел различных существ неожиданно вылетели в дверь и направились в сторону главного зала Гильдии. В коридоре к ним присоединились другие ожившие бутылки, которые вылетали из многочисленных соседних лабораторий.

Добравшись до главного зала, склянки принялись выливать своё содержимое в большой котёл, стоящий в центре помещения. Под котлом сам по себе вспыхнул огонь. Адское зелье, создаваемое самовольной посудой, закипело. Собравшиеся в главном зале алхимики, открыв от удивления рты, заворожено смотрели на нескончаемую вереницу бутылей и колб, которые летели из всех комнат их огромного дома. Из котла, источая невыносимое зловоние, внезапно пошёл чёрный дым. Члены Гильдии со слезящимися глазами, затыкая носы, благоразумно решили ретироваться. Как раз когда все алхимики покинули здание, к большому котлу подлетела последняя склянка и вылила в него своё содержимое. В котле сильно забурлило, загудело, и внезапно прогремел огромной мощности взрыв.

Когда дым немного рассеялся, живущие по соседству горожане увидели, что здания Гильдии Алхимиков больше не было на месте. Вместо него в земле образовалась огромная воронка. А вокруг этой ямы валялись обломки разрушенного строения и многочисленные тела несчастных членов Гильдии, застигнутых ужасным взрывом врасплох. Внезапно через дыру в земле из канализации полезли разнообразные чудовища.

Сначала из тёмных подземелий выбрались гладкокожие гигантские черви. Данный вид существ появился на свет, когда Гильдия Алхимиков вела активную работу по созданию крема от морщин, сливая различные отходы своего производства в канализацию. Питаясь такими отбросами, обычные черви не только значительно увеличили свой вес. Но так же избавились от морщин и обзавелись невероятно гладкой кожей, которая, будучи более скользкой, позволила им намного быстрее передвигаться по земле.

Затем из пролома вылезла стая больших тараканов с ярко-рыжими гривами шелковистых и блестящих волос. Эти насекомые достигли таких невообразимых габаритов, поедая отходы от производства разнообразных шампуней. Подобный рацион в качестве дополнения одарил тараканов великолепной рыжей шевелюрой, сделав их похожими на львов.

Парад невероятных чудовищ завершали вылезшие из канализации клыкастые крысы. Находясь под землёй, они в основном употребляли в пищу отбросы от производства зубной пасты. И в результате такой диеты выросли до огромных размеров, вдобавок обзаведясь чрезвычайно крепкими и острыми зубами. Но клыкастые крысы и другие подземные чудовища, не всегда питались одними только отходами алхического производства. Как вскоре выяснилось, некоторые из этих тварей специально выбирались по ночам на поверхность и часто нападали на горожан. И в таких участившихся случаях крысы были самыми опасными хищниками. Потому что, охотясь на прохожих, они перед своим смертельным броском неожиданно открывали пасть и ослепляли жертв сияющим оскалом белоснежных клыков.

Вот и сейчас крысы, хищно улыбнувшись, заставили всех вокруг зажмуриться от невероятно яркого света. И пока несчастные протирали глаза, разъяренные взрывом кровожадные чудовища тут же заполнили улицы города, нападая на чудом выживших алхимиков и на живущих по соседству горожан.

* * *

Неподалеку от разрушенного здания многострадальной Гильдии находились столичные казармы, где располагались верные войска Императора. Всегда использовать рок-магов в сражениях с врагами было слишком дорого для государственной казны, и поэтому за интересы Великой Империи сражалось очень много обычных солдат. Конечно, обычные войска были намного слабее могущественных магов. В прошлом из-за этого имперские легионеры даже были пару раз разбиты мятежными провинциями, обладающими неприятной привычкой изредка бунтовать. Но после череды неудач и поражений в то время правивший Император Завоюй-Врагобитый серьёзно задумался над этой проблемой. В итоге мудрый властитель догадался снабдить часть своих солдат магическим снаряжением, так же дополнительно усилив армию различными боевыми машинами, которые даже в небольших количествах могли бы хорошо послужить в бою. По здравому мнению его величества, это позволило бы его легионерам в дискуссиях с бунтовщиками всегда иметь при себе очень сильные аргументы в пользу императорской формы правления. Так в столице появилась Секретная Лаборатория по созданию особо мощного вооружения. За десятью стальными дверями, под сотней замков, охраняемая тысячей солдат, она находилась глубоко под землёй в подвалах столичных казарм.

За долгое время работающие в Лаборатории сумасшедшие учёные создали множество самого разнообразного смертельно опасного оружия. Все их изобретения в мирное время хранились здесь же в многочисленных подземных помещениях, оборудованных под склады. В последнее время особую гордость у военных вызывала их новая игрушка - созданная талантливыми гномьими инженерами боевая самоходная машина, вооруженная десятком вращающихся лезвий. В невероятно острые лезвия устройства были вкованы клыки скалогрыза - редкого чудовища, когда-то жившего в Тролльих Горах и способного без особых усилий разгрызать камень. Этой замечательной машине было по силам в одиночку сражаться против целой армии. И она легко могла разрушить любые крепостные стены, стоящие у неё на пути.

В этот вечер все генералы отправились на арену смотреть грандиозное представление, поэтому в казармах было на удивление спокойно и тихо. Не происходило никаких учений и смотров. Солдаты мирно спали в своих койках, а некоторые самые отчаянные вояки даже умудрялись дремать на посту. Когда в городе начались беспорядки, несколько оставшихся в казармах офицеров с трудом смогли привести войска в боевую готовность. И как только вооруженные до зубов легионеры приготовились наводить порядок в столице, из-под земли послышался странный нарастающий шум. Всевозможное магическое вооружение и различные адские машины смерти, которые находились в подвалах казарм, взбунтовались и рвались наверх, с легкостью вышибая стальные двери одну за другой. Часть здания казарм затряслась и обрушилась. Неожиданно из-под завалов выбралась боевая самоходная машина, крутящая перед собой десятком яростно сверкающих лезвий. Тут же рядом с ней появилось другое оружие, для усиления своей убойной мощи украшенное черепами и костями различных чудовищ.

Легионеры отлично знали, на что способны эти дьявольские изобретения в бою. Понимая, что они не смогут устоять против такой сильной армии, солдаты приготовились к самому худшему. Прикрываясь щитами, они медленно стали отступать, шаг за шагом покидая территорию казарм. Неожиданно позади них пробежало несколько кричащих от ужаса алхимиков. Огромная стая разъярённых чудовищ, преследующая беглецов, увидев солдат, на мгновение остановилась. Тем временем ужасная боевая машина, стремительно сминая ряды имперских легионеров, ринулась в бой. За ней тут же последовало другое ожившее оружие, добивая тех, кого машина не сумела убить сразу. Некоторые солдаты попытались убежать, но дорогу им преградили стоящие у них в тылу злобные чудовища. Завязавшийся бой больше походил на кровавую бойню, где в качестве жертв выступали имперские легионеры. Битва для несчастных солдат была заранее проиграна. Смертоносные боевые машины и разнообразное магическое оружие, действующие совместно с жуткими тварями из канализации, не оставили военным ни единого шанса. Позднее некоторые чудом уцелевшие легионеры с ужасом вспоминали об этой безумной резне. Пережитый в эту ночь страх навсегда лишил их покоя. Всю оставшуюся жизнь несчастных солдат мучили постоянные кошмары, никак не давая им забыть о произошедшем.

* * *

Постепенно Великий Непротолкайск окутывала мрачная пелена безумия. И теперь быстро растущая драконья тень, неотвратимо накрывавшая проклятый город, медленно надвигалась на столичную Магическую Консерваторию. В стенах этого учебного заведения своих воспитанников обучали магическим наукам самые знаменитые рок-маги Империи. И любой поклонник того или иного мага, расположившись у здания Косерватории, всегда имел возможность встретить здесь своего кумира. В былые времена пойманная обожателем знаменитость, польщённая таким вниманием, даже могла дать автограф, который чудесным образом исцелял получившего его счастливчика от всех болезней и недугов. Но в последнее время, застигнутые врасплох рок-маги чаще насылали порчу или какое-нибудь другое проклятье на своих излишне настырных поклонников.

В это время в Консерватории находились лишь одни ученики. Было поздно, и все они мирно спали. Один из воспитанников по имени Новомод, переворачиваясь в своей постели на другой бок, неожиданно сквозь сон почувствовал чьё-то присутствие. С трудом открыв глаза, он увидел стоящего около его кровати некоего господина, в руках которого была гитара. На первый взгляд это был обычный рок-маг. На нём была одета щегольская шляпа, красивые перчатки и сапоги, шикарный костюм и плащ. Сначала Новомод даже подумал, что к нему в гости зашёл кто-то из его друзей. Но, лучше приглядевшись, ученик тотчас увидел, что у его ночного гостя не было головы. Неизвестный вроде бы стоял к нему лицом. Но вместо щёк, носа, и глаз на молодого человека взирала пустота. Окончательно проснувшись, Новомод вдруг понял, что в центре комнаты висела его собственная ожившая одежда. Осознав это, юноша тут же с головой залез под одеяло, наивно надеясь спрятаться там от странного гостя. Неожиданно царящую в комнате тишину нарушил громкий звон гитары. Новомод напрягся, догадавшись, что его ожившая одежда пытается сыграть некую магическую мелодию. К своему ужасу ученик сразу узнал в этих звуках заклинание, вызывающее молнию. Внезапно ощутимо запахло грозой, пророкотал оглушительный раскат грома, и на его кровать тяжёлым молотом обрушился мощный удар, разломивший койку пополам. Новомод тут же почувствовал нестерпимый жар у ног. Сбросив горящее одеяло, юноша пулей выскочил из комнаты, плотно закрыв за собой дверь. От зрелища, увиденного в коридоре Консерватории, Новомод содрогнулся. Юноша даже подумал, что лучше бы он остался у себя, где, по его мнению, в это время было намного безопаснее.

Считалось, что настоящий рок-маг обязан был уметь хоть голышом колдовать с помощью любых музыкальных инструментов, случайно подвернувшихся ему под руку. Но, выбежавший в коридор Новомод знал, что на практике очень многие маги пренебрежительно относились к подобным утверждениям. Всюду они щеголяли в волшебных нарядах и талисманах, которые значительно усиливали их таланты. А в колдовстве использовали особые чудодейственные инструменты из останков каких-нибудь диковинных зверей и чудовищ. Даже многие самые юные воспитанники, совсем недавно поступившие в столичную Консерваторию, всегда имели при себе хотя бы несколько чудесных предметов, наделенных какими-нибудь сверхъестественными свойствами.

Но, даже зная об этом, стоящий в коридоре юноша не мог представить, что в магическом учебном заведении находится так много волшебного барахла. Количество подобных вещей оказалось в сотню раз больше количества самих учеников. И в данный момент эта огромная армия ожившего хлама полностью заполонила собой здание столичной Консерватории, разрушая всё вокруг и нападая на испуганных до смерти учеников.

* * * *

Несмотря на творящийся в столице ужас, некоторые жители Великого Непротолкайска верили, что, возможно, всё ещё было не так плохо, как могло показаться на первый взгляд. Волшебное сияние Хрустального Храма Света, который находился на главной площади города, в этот трудный час испытаний продолжал поддерживать в их сердцах огонь надежды. Когда-то давно столичные жрецы Музы Света решили главным символом своей богини сделать огненного феникса. После этого решения с трудом пойманную птицу поместили в золотую клетку, стоящую в центре Хрустального Храма. Зеркальные стены, полы и потолки огромного здания удивительным образом отражали и преломляли чудесный свет феникса, освещая храм изнутри и снаружи. У осчастливленной таким почитанием птицы во время многочисленных священнодействий постоянно выщипывали её огненное оперенье. Вырванные перья отсылались в другие храмы Света, раздавались особо отличившимся верующим и украшали одеяния жрецов культа.

В эту злосчастную ночь в самый разгар очередного священного ритуала в храме произошло ужасное событие. Богато украшенная золотом и опереньем божественной птицы мантия первожреца неожиданно самовольно слетела с его плеч, при этом нагло оставив его святейшество Престрастно-Светловерия в одном нижнем белье. Затем, обнажив других священников, под купол храма взлетело ещё несколько огненно-золотых одеяний более скромного вида. Разгоняя полуголых и бледных от удивления жрецов, неожиданно взбесившаяся одежда собственными рукавами открыла золотую клетку, стоящую в центре храма. Освобожденный феникс, не веря в своё счастье, загорелся ещё ярче, радостно крикнул, расправил крылья и взлетел. Пробив зеркальный купол здания, огненная птица быстро скрылась в небесах. И свечение Хрустального Храма тут же погасло. Для испуганных до смерти жрецов это было сродни наступлению конца света. Полуголый первожрец Престрастно-Светловерий от такого ужасного зрелища даже упал без чувств. Машинально последовав примеру своего руководителя, тотчас рядом с ним на пол плюхнулось ещё несколько священников. Другие более крепкие духом жрецы от неожиданности пошатнулись, но всё же чудом смогли устоять на ногах. Подняв головы вверх, они со страхом наблюдали за своей ожившей одеждой, которая неистово кружила под пробитым потолком. Воинственно настроенные наряды явно не собирались лететь за освобожденным фениксом. Неожиданно, словно хищные птицы, они всей стаей набросились на стоящих внизу людей. Спасаясь от одержимых бесами одеяний, служители Музы Света тут же побежали прочь из своей церкви.

* * * *

Тем временем в храме Музы Гармонии, стоящем неподалеку, было спокойно и тихо. Здесь царил абсолютный порядок. Столетиями монахи храма подбирали всем предметам в помещении их идеальное положение. И поэтому каждая вещь тут находилась строго на своём родном месте. Так, например, чтобы получить в здании необходимое равновесие света и тьмы, служители храма веками расставляли свечи в определённом порядке. Казалось, не только предметы, даже пыль здесь послушно соблюдала закон Гармонии, неукоснительно следуя которому собиралась только в отведённых для неё местах. Но в эту ночь совершенный порядок, создаваемый годами, был грубо нарушен.

Спасаясь от оживших нарядов, служители Музы Света бесцеремонно вторглись в чужой храм, плотно закрыв за собой его входные ворота. Они наивно полагали, что смогут укрыться в этих стенах от своих странных преследователей. Но взбесившиеся огненно-золотые одежды, элементарно разбив окна в здании, легко проникли в их убежище. После этого в Храме Гармонии стал твориться полнейший хаос. Повсюду бегали полуголые жрецы Музы Света. Они отбивались подсвечниками от одержимой демонами одежды, прятались по углам и запирались в многочисленных кельях здания. А преследующие их наряды в свою очередь ломали всё, что можно и калечили всех, кто попадался им под рукав.

Монахи Храма Гармонии были ужасно шокированы. Божественный порядок их священного дома был бесстыдно нарушен. Вокруг в неположенных местах валялись осколки разбитых витражей, перевернутые скамейки, тела искалеченных жрецов и другая церковная утварь. Даже пыль в здании не лежала на своём месте, как ей было предписано законом Гармонии, а беспардонно перемещалась по храму, подгоняемая сквозняками, проникшими в помещение через разбитые окна. От былого равновесия света и тьмы в священном доме не осталось и следа. Многие свечи от сильного ветра потухли и уже не озаряли здание своим огнём. А некоторые светильники и вовсе упали на пол, кое-где устроив пожар. Происходящие в Храме Гармонии события и в самом деле напоминали настоящий конец света.

* * * *

Безумие, охватившее город, не обошло стороной и белокаменный дворец Императора. К счастью его величество Самохвалослав-Превеликий в этот момент находился на юге Империи. Злые языки поговаривали, что там он весело проводил время со своей новой любовницей. Но настоящие патриоты Великой Империи не верили в такие слухи. Даже более того, они считали болтунов, распространяющих подобные сплетни, настоящими мятежниками и бунтарями, которых могла вразумить только тюрьма. Так или иначе, но отсутствие его величества в столице, возможно, спасло ему жизнь.

Императорский дворец, весь построенный из белого мрамора, поражал воображение своей богатой отделкой. Порой казалось, что при его строительстве было использовано всё золото и все драгоценные камни мира. Во дворце было собрано много уникальных и редких вещей. Всё самое ценное хранилось в императорской сокровищнице, и там в данный момент творился неописуемый бедлам.

Ожившее дорогое оружие разрушило стену хранилища и разлетелось по дворцу, чтобы тут же устроить охоту на несчастных слуг и придворных. В образовавшийся пролом сразу стали вылетать шикарные доспехи и наряды Императора. Казначей Явор, отвечающий за сохранность сокровищницы, сначала честно пытался противостоять саморазорению казны. Он даже крепко вцепился в парадную императорскую мантию из пушистого меха златовласца, когда-то подаренную Самохвалославу-Превеликому послами дружественного Тигростана. Но, волоком проехав по коридору дворца и разбив своей головой несколько позолоченных ваз, казначей всё-таки решил отпустить оживший наряд на все четыре стороны. После такого приключения, ясно понимая, что за потерю большой части сокровищ ему полагается смертная казнь, господин Явор решил бежать за границу. Но перед этим он вернулся в хранилище. Подошёл там к самому большому сундуку и открыл его. Затем казначей до краёв наполнил свои карманы драгоценными камнями, со знанием дела выбирая самые дорогие. И вместе со своей добычей под шумок беспрепятственно покинул дворец. Его примеру вскоре также последовал и главный палач Империи господин Главоруб, а после него и другие придворные и слуги, которые, спасаясь от разъяренных предметов роскоши, пробегали мимо взломанной и оставленной без присмотра сокровищницы.

Город пылал. Прихватив с собой всё, что смогли, из столицы бежали благородные дворяне, высокопоставленные чиновники, генералы, богатые купцы и знаменитые рок-маги. Разъярённые вещи преследовали их, по ходу дела разрушая город и жестоко расправляясь с отставшими бедолагами. Возможно, произошедшие события не имели бы столь трагических последствий, если в Великом Непротолкайске в это время находилось хотя бы несколько храбрецов, которые были бы сильны и без магической экипировки. Но всех по-настоящему талантливых и одарённых рок-магов и воинов из столицы давно выжили их бездарные завистники, которые в случае беды оказались обыкновенными слабаками и трусами.

* * * *

Лишившись части ожившей на нём одежды, полуголый мастер Павлиний чудом сумел покинуть арену. Спотыкаясь, модельер бежал по тёмным улицам столицы и затравленно озирался. Выбравшись за город, он долго мчался по полям, переплывал реки, пробирался через дремучие леса. И всё это время ему казалось, что созданная им одежда преследует его. На бегу, он громко кричал и размахивал руками, будто отбиваясь от кого-то, чем очень сильно пугал редких прохожих и зверей, случайно попадавшихся ему на пути. По его ненормальному поведению можно было понять, что мастер Павлиний окончательно сошёл с ума.

В это время, любуясь в зарешеченное окно на пылающий город, весело хохотала совсем обезумевшая старая предсказательница Всеведия.

– Я же их предупреждала, а они меня не слушали и смеялись! Так получайте же, тупые болваны! Теперь моя очередь смеяться! Все вы сгорите в аду вместе со своим проклятым городом! – эхом разлетался её дикий крик по коридорам смирительного дома, заставляя других сумасшедших выть и биться в истерике.

* * *

Тысячелетний Дракон летел над крышами домов и огнём сжигал не понравившиеся ему особняки и усадьбы. Пролетая над бедными кварталами, он увидел сотни людей, бегущих прочь из города. Среди беглецов медленно шёл Безправ. Он вёл под руку больную жену и нёс на спине дырявый мешок со своим скудным имуществом. Рядом с ними шла маленькая девочка. Неожиданно она остановилась.

– Папа, мы забыли взять мамино лекарство! – с ужасом вспомнила она и быстро побежала обратно к дому.

Безправ хотел остановить свою дочь, но не успел - девочка уже затерялась в толпе. Пробираясь подворотнями мимо разрушенных и горящих домов, малышка с трудом нашла своё жилище. Пожар давно перекинулся из богатых кварталов на бедняцкие улицы. Строения вспыхивали одно за другим, и её дом уже был весь в огне. Рискуя заживо сгореть, девочка храбро вбежала в объятое пламенем жилище. Задыхаясь от дыма, наконец, она чудом нашла уцелевшую бутылку с лекарством и в самый последний момент выскочила из здания. Пылающая крыша ветхой хибары тут же обрушилась. Её дома, где она прожила всю жизнь, больше не стало.

Рукавом вытирая от сажи лицо и тем самым ещё больше размазывая грязь, девочка увидела, как мимо промчалась шикарная карета. Экипаж, под завязку гружёный на скорую руку собранными чемоданами, на повороте сильно занесло, и на дорогу выпала большая красивая кукла. Положив мамино лекарство на землю, малышка подошла к ней и взяла её на руки. Она всегда мечтала о кукле, но её отец, даже работая всю жизнь день и ночь, не смог бы купить своей дочери такую прекрасную и дорогую игрушку. Девочка захотела взять куклу с собой, но оказалось, что для этого нужно было оставить лекарство. Игрушка была слишком большой. И у маленькой девочки просто не хватило сил, чтобы сразу нести куклу и бутылку с лечебным зельем, которое было очень необходимо её тяжело больной матери. Девочка разочарованно вздохнула, ласково погладила красивую куклу по волосам и бережно посадила её около обугленного дерева. Немного полюбовавшись на неё, она схватила мамино лекарство и быстро побежала к своим родителям.

Находясь высоко в небе, Тысячелетний Дракон всё это время наблюдал за этим забавным человеческим детёнышем. Погружённый в раздумья древний ящер летел над пылающим городом и смотрел вниз на мелких существ, бегающих по улицам столицы, словно обезумившие муравьи. Великий Непротолкайск охватила алчная жажда наживы. Те горожане, на кого не нападали ожившие вещи, и не думали бежать из столицы. Они делили между собой разнообразное барахло, которое не оказывало сопротивления и не оживало. Всюду спорили, ругались, дрались, убивали. Жители города рисковали жизнями - бросались в горящие дома за дорогими побрякушками, которыми набивали карманы, сумки, чемоданы и мешки. Этих убогих созданий можно было понять - думал дракон. Все они страстно хотели жить богато, красиво и беззаботно. Но такое положение дел никак не оправдывало этих полностью ошалевших от жадности существ. И подобные поступки горожан не вызывали у Тысячелетнего Дракона сочувствия, а рождали только сильное отвращение и злость.

Древний ящер ещё раз посмотрел на маленькую девочку, чьё поведение привлекло его внимание ранее. Она уже благополучно догнала своих родителей. И теперь их семья, не поддаваясь всеобщему алчному безумию, упорно продвигалась вперёд, стараясь как можно быстрее спастись из обречённого города. Когда девочка с родителями скрылась среди развалин тлеющих строений, злой огонь в глазах древнего ящера стал понемногу угасать. Тень драконьей ненависти, уже накрывшая собой весь город, медленно растворилась в предрассветных сумерках. Открыв клыкастую пасть, дракон призывно зарычал. Подчиняясь его зову, ожившие вещи, занятые разрушением столицы, стали собираться вокруг своего вождя. Когда вся его армия была в сборе, дракон полетел на восток. Над разрушенным городом вставало солнце, а в его сторону летели души, отомстивших за свою смерть существ. Во главе их летел дух Тысячелетнего Дракона.

© Комиссаров Е Н

Оставьте свой отзыв (0)
 



Текст данной публикации размещен пользователем admin: Чистов Дмитрий Владимирович

Для навигации по текстам, относящимся к данной теме используйте оглавление, представленное в левом поле.

Обсудить текст публикации "Красивая жизнь (второй рассказ из серии)" можно " на форуме данной публикации. В данный момент отзывов - 0.

Для обсуждения темы "Повести" можно " на форуме этой темы. В данный момент отзывов - 0.