Повести

Автор: Саша

Ошибка?

Просмотров: 469

Пусть раненый олень ревет,

А уцелевший скачет.

Где спят, а где — ночной обход,

Кому что рок назначит.

(с) Шекспир, Гамлет.



Глава 3. Никогда не разговаривайте с незнакомцами.

Если бы Сергею Сергеичу, сейчас сказали: «Серёжа! Тебя расстреляют, если ты сейчас же не встанешь!», Сергей Сергеич, не думая, принял бы расстрел. Надо сказать, вышеупомянутый, хоть и не был выдающийся личностью, но и про него можно было наскрести занимательные факты. Скажем, в высших кругах Сергей Сергеич заимел прозвище «Амлоди», чем очень гордился- значит его помнили. Повод гордиться был ещё существеннее, чем может показаться: не абы кто дал ему такое имя- сам Теодор Раки, владелец компании, в которой работал Сергей Сергеич. Никто не понимал, что означают странные слова, но всё равно употребляли- раз владелец так говорит, значит надо. Честно говоря, Раки не особо интересовались. Владелец, ну и хорошо - владелец. Всё что известно было о нём- иностранец. Он как будто никогда не был ни на работе, ни на корпоративных мероприятиях, но, одновременно, его присутствие ощущали все.

Но вернёмся к Сергею Сергеичу. Итак, он ни за что не встал бы. Знаете такие ночи, которые ты проводишь вроде бы и не зря, но с утра понимаешь, что или переборщил или занятие не стоило того. Вот именно это было с Сергеем, хотя он ни за что не признался бы, что занятие было бесполезным: всё таки ему свезло приблизиться к «высшему» сословию, боссу боссов- ему выдалось пообщаться с самим Теодором Раки.

Уже была видна луна, хотя закат только зачинался. В этот жаркий час в зале, отведённой для пищепотребления, появился сильно потеющий Сергей Сергеич в смокинге и лакированных ботинках. Попав в тень, уйдя с основного торжества(Сергей Сергеич уже не помнил, что отмечали. Может, это было празднество в честь высоких продаж, может, чей- то День Рождения… А, впрочем, какая разница), он первым долгом бросился к столу с пивом и водой.

Странно было, что пищеварительная комната оказалась пуста- в такой жаркий день кому не захочется выпить стакан прохладной жидкости… Сергей Сергеич начал искать руками самую прохладную бутылку, но всё было отвратительно тёплым. «Фу ты, чёрт!» Смахивая со лба потоки воды, Сергей оглянулся. В соседней комнатке находилась раковина… а там ты можешь найти воду любой температуры, какой пожелаешь. Нервно оглянувшись ещё раз, убедившись, что никого нет, Сергей начал приближаться к заветной комнатке. Вот он подошёл к раковине, включил прохладную воду, начал наклоняться…

-Извините меня, пожалуйста,- раздался голос из- за спины.

Сергей Сергеич вздрогнул.

-Провожу… как сказать… Назовём это опросом, чтоб по вашему. Провожу опрос, - обратился к Сергею некий джентльмен.

Ещё одна вещь, которую Сергей Сергеич не мог бы сделать даже под дулом пистолета- описать внешность этого человека. Много людей проходит перед нашими глазами, часто сложно запомнить отдельную личность от того, что внешность, что говорится, не броская. Но встречали ли вы того, чей облик был бы столь замечателен, что невозможно сосредоточиться на одной детали, и после разговора в памяти остаётся не образ человека, а разноцветное пятно?..

-Как вам мой бал?- спросил джентльмен.

-Бал?- на мгновение Сергей Сергеич был в замешательстве,- А… Корпоратив…

-Нет, Сергей, я бы попросил «бал».

В тот же момент на Сергея Сергеича обрушился рёв труб, а за ними он увидел и бесчисленные полы серых платьев и чёрные плечи фрачников. Он, прищурив глаза, начал всматриваться в бегающие пятна.

-Алкоголь ударил в голову,- зачем то пояснил джентельмен, указывая на стакан в руках Сергея,- Это Альфред Шнитке... Знаешь? Конечно, нет. Верно, блаженен дурак. Но какой композитор… Какая дисгармония, какая красота. Не понимаю людей, которые видят прекрасное только в том, что входит в их ограниченные рамки «идеального». И вот вам пример. Какая дисгармония… Главное, как её построить: построишь красиво, умело- получишь произведение получше многих «канонных», «правильных». Что думаешь? Не люблю наблюдать в одиночестве…

Сергей продолжал разглядывать действие соседней комнаты:

-Не так что- то,- наконец проговорил он.

-Именно в этом вся прелесть. Хочешь краткое содержание сегодняшнего вечера?

Глава 2. Спаси.

В свои –адцать Геля обнаружит себя на балконе с сигаретой и тёплым стаканом в руках. Осталось зажечь.

-О Боги, за что!- злобно прошепчет Геля,- Да, нет сомнений, это она, опять она, ужасная болезнь… Неудачник…

Геля, держа сигарету губами, достаёт спички, на коробке которых красуется надпись «загадай желание». Чирк, и спичка горит. Но только Геля начинает подносить её к сигарете, она потухает. Геля достаёт вторую спичку из коробка. Чирк, чирк. Глупая спичка не горит. Чёрт... Коробок слишком старый. Когда- то Геля в самом деле, зажигая спичку загадывала желание. Но не сегодня.

Уже пятая зажигаться не хочет. Казалось, их должно было хватить на то, чтобы зажечь одну сигарету.

Геля выходит с балкона, делает ещё попытку… и вот… она горит. И не она одна, огонь задел коробок. Резкое движение, относя спичку в сторону, и она потухает.

Как окажется Геля в разгар нашей пьянки, шедшей сегодня под лозунгом «праздник в кругу коллег», в одиночестве на балконе?

На самом деле, Геля не курит. Во всём виновато желание всё попробовать. Глупый человек, если тебе говорят «не надо», может, следует послушать? Так дело обстояло и с Корнеем. Не скажу, правда, откуда Геля его знала.

Близ главного офиса всегда стоял он (на мозаичном полу у двери уже было приготовлено кресло), плотно закрытый воротником; никто не знал, что он за человек, и никто не решался открыть его, так как все знали, что ничего хорошего не жди.

В белом плаще с кровавым воротником, шаркающей походкой, вечером двенадцатого числа Корней вошёл в Гелину жизнь. «Имею честь.» Сухие листья хрустели под их ботинками. Солнца уже нет и пришли сумерки.

* * *

-Повторяю тебе, но в последний раз,- повторяла раз за разом Геля, глядя на себя в зеркало,- перестань притворяться. Не притворяйся более глупой, чем ты есть.

Глава 1. Казнь.

События истории о Корнее начались ещё когда он был ребёнком, когда в его мире существовало всего несколько богов, а людей вообще не было. Вспоминаются строчки одной песни «product of no dads kids»- продукты безотцовщины. У Корнея не было ни отца, ни матери. Вернее мать была, но дело в том, что Корнея для неё не существовало. Был даже и отец, но он хотя и был, но вопрос - где. Порой Корней чувствовал его руку у себя на плече, но, оборачиваясь, никого не обнаруживал.

А самое печальное, что может услышать ребёнок- семья распалась из- за него. Было тяжёлое время, денег еле- еле хватало самой паре, которая, казалось, питалась солнечным светом…

Но тут появился он.

Корней.

Зачем?

Рутина(правда?) сломала его семью, не только, как социальную группу, но и как отдельных личностей.

Жила «семья» их загородом, и ребёнок посвящал всё время уходу за своими «лесами». Сначала у него возникли большие трудности, ведь он совсем не умел обращаться с саженцами. Хороший вопрос- откуда он их вообще достал. Потом уже он стал мастером на все руки, однако с начала, когда совсем юный Корней посадил первые деревья, у него ничего не получилось. Деревья, они же похожи на людей: ветви- ноги, корни- волосы. В результате он посадил деревья корнями вверх.

Но постепенно всё наладилось, и деревья больше не нуждались в заботе Корнея. Тут он почувствовал себя совсем одиноким. Шёл тринадцатый год.

У каждого в жизни есть такие ядовитые люди, которые тянут и тянут назад, и не отпустить и не остаться. Для Корнея таким человеком оказалась Нина. Или он для Нины оказался ядовитым человеком, как знать. Большие творческие мечты, пустые ночи, жёлтоватые волосы- это Нина. Спустя год они были лучшими друзьями, спустя два они не общались, спустя три круг повторяется, сокращая время между изменами всё больше и больше. В -дцать лет женатый Корней ночью убегает в «большой город»… Ещё некоторое время спустя он оказывается на нашем «балу».

Посмотри…

* * *

Сергей Сергеич, вглядываясь, замечает Корнея. Ошибиться невозможно, это определённо он. Вот пиджак на спинке кресла на мозаичном полу… Корней, спиной почуяв взгляды, оборачивается и, довольный, кивает. Рядом с ним девушка.

Может быть, эти сумерки и были причиною того, что внешность Гели так изменилась. Она как будто на глазах постарела, сгорбилась и, кроме того, стала тревожна. Она нервно оглянулась и вздрогнула, уронив взгляд на пустое кресло, на спинке которого лежал пиджак.

-Чем мы занимаемся?- внезапно спросил Сергей нежданного собеседника.

-Не порть впечатление. Разве тебе не интересно? Разве ты ещё не видишь? Что за общество, даже от сплетен устаёт.

-Зачем я сюда пришёл?- и взгляд Сергея Сергеича начал семенить по комнате.

-Не туда смотришь,- с безнадёжной злобой прошипел джентльмен,- Сейчас же…

Сергей боковым зрением заметил желтоватое пятно на фоне топота ног, но не уделил этому «нужного» внимания. Под аркою двери затанцевало и запрыгало беспокойное пламя. Он продолжил шарить глазами по комнате, не понимая, как оказался здесь, почему он не веселится там, со всеми…

-Тут интереснее!- возник опять голос,- Но, вот. Ты пропустил. Молодец. Неужели прошло время, когда балы в доме местного туза, были поводом рассмотреть окружающих под лупой? Ваш технический прогресс, как по мне, то, что вам чума. Только портит всё удовольствие.

Джентльмен ещё раз взглянул на комнату с ломанным светом, сверкающим в глазах, обращённых в пустоту. В воздухе зашумело.

Четыре. Конец. Прощение и вечный приют.

Однажды (я даже думаю, вы знаете, когда) Геля пошла на корпоратив ака пьянку(всё влияние Корнея)? и в разговоре с местными заметила желтоватоволосую девушку. Люди сказали ей, кто она, хотя вряд ли сами что- то знали. Но что поделать с этими длинными языками, так запросто угадывающими все тайны...

* * *

Боги, боги мои! Как грустна земля! Это знает уставший.

Все наши романы будут прочитаны. Но они, к сожалению, ещё не окончены.

Мне хотелось бы показать вашего героя. Вот уже несколько лет сидит он на этой земле в полудрёме. Но, как только приходит полная луна, его терзает бессмыслица. Это что- то вроде бессонницы, но скорее наоборот. Жить бы во сне, только не здесь, не во всём этом… Что его тревожит? Одно и то же. Нет покоя и у него плохая должность. По жизни. Так говорит он всегда, когда не спит, а, когда спит, опять погружается в события минувших дней, каждый раз жалея о решении уходящего двенадцатого числа. Но выйти из этого круга ему, увы, не удастся, просыпаясь, воспоминания догоняют его.

Только однажды добропорядочный человек сможет услышать крик «Свободен! Свободен! Он ждёт тебя!», когда он убежит в самое мрачное место во вселенной. Сойдёт, как вода, всё сделанное, останется только то, что он представляет без оболочки прошлого.


To-morrow, and to-morrow, and to-morrow,

Creeps in this petty pace from day to day,

To the last syllable of recorded time;

And all our yesterdays have lighted fools

The way to dusty death. Out, out, brief candle!

Life's but a walking shadow; a poor player,

That struts and frets his hour upon the stage,

And then is heard no more: it is a tale

Told by an idiot, full of sound and fury,

Signifying nothing.

(с) Шекспир, Макбет.

Оставьте свой отзыв (0)
 



Текст данной публикации размещен пользователем admin: Чистов Дмитрий Владимирович

Для навигации по текстам, относящимся к данной теме используйте оглавление, представленное в левом поле.

Обсудить текст публикации "Ошибка?" можно " на форуме данной публикации. В данный момент отзывов - 0.

Для обсуждения темы "Повести" можно " на форуме этой темы. В данный момент отзывов - 0.