Рассказы

Автор: По-паспорту Джулия

Возвращение

Просмотров: 554

Вы 555-й посетитель этой странички
Страничка была создана (обновлена): 2015-03-04 01:06:30



Возвращение



Автор: По-паспорту Джулия



По узкой улочке с трамвайной линией по центру иду я между зданиями старого города, которые отвечают эстетике. Горизонт домов обрывается, и в фокусе зрения квадратное некрасивое здание, тренд скучных инженеров начала века. Вывеска: ТРАВЕРТИН, МРАМОР, ГРАНИТ и прочие грани руд… Удивительная сочетаемость грязных цветов вывески и пасмурного неба в сумерках, цвета дороги и цвета идущих, которых окрасила эта серая атмосфера с бордовым привкусом вечера. Красная коляска явилась под световым куполом фонаря. Нет, это не детская коляска, она для больших людей. Она по-зрелому устроена и механизирована усложненно. Транспорт для не-могущих. Дети до трех – не-умеющие. К чему она здесь? К чему уже неделю я вижу коляски? Не детские, а сложные? Подумала – может, это мои мысли вызывают? Подсказка от мира: живи и радуйся. Живу и радуюсь, передвигаюсь собственными ногами, куда вздумается.

После работы я возвращаюсь. Работала роботом-корректором. Проверяла этикетки бесчисленно. Заказ за заказом. Листок за листком. Раппорт за раппортом. Письмо за письмом прочитывала. Этикетку за этикеткой просматривала – не вылетели ли элементы в небытие, а граммаж и литраж верны ли, и тогда – брак. И тогда я венчаюсь со штрафом и безденежьем. Не выношу этого насилия. Монотонная работа – это многократное повторение одного действия, или комплекса действий. Я иду и повторяю шаг за шагом, не задумываясь.

А через дорогу я старалась пробежать, пока большая машина пересекала боковую дорогу. Вдруг ее огромная голова обратилась ко мне. Меня спасло то, что, как правило, такие махины медленно гонят. А если нет? То… Меня бы не было. А это значит – я была бы в другом месте. Гораздо печальнее оказаться в красной коляске, истоптавшись в красных сапожках.

У светофора я хотела пройти мимо интересного человека в оранжевом жилете, но упала в адов колодец. Что я там делала? Сидела на трубе, как А и Б. А по трубам подавали беспрестанно горячую и холодную воду, и я, обжегшись, пересела на холодную. А потом пропала, как Б, потому что этого не было и я предусмотрительно обошла люк.

Когда вы ступаете, ступенька за ступенькой длительной лестницы, говорите про себя: «Я здоров. Я здоров. Я здоров». Или: «Я любим. Я любим. Я любим…» Или что угодно. При ритмически повторяющемся действии открывается портал в подсознание. Оно услышит вас, ваше внутренне Я, могущее все.

Я шагаю монотонно, а мысли текут, развлекают меня. Они текут сами, не я их думаю, они являются мне. Эти мысли могли посетить другого человека. Они парят в воздухе. Они входят в открытое сознание незанятого суетой человека. Они не любят жалостливую жажду в глазах: «Приидите ко мне!» - они не придут. Сию секунду я записываю мысль, сначала в памяти, после – на бумаге. Но я не могу читать то, что записала на бумаге в одно мгновение, не думая, не гадая, не зная. Ибо я не обдумала, не совершила интерпретацию на земной язык. Этот текст не будет понятен миру. Это текст из подсознания.

Текст должен быть ме-ди-та-тивным. Ибо, читатель должен войти в его состояние, чтобы почувствовать автора, что он хотел занести в его душу, вынеся из своей. Медитация открывает дорогу к подсознанию. Ритм текста, динамика, повторы слов, фраз, анафора, аллитерация, ассонанс, синтаксис – создают погружение.

Иду, не отрываясь на красный дом, по прямому пути. Обрывает ее эсэмэсина. А я не помню, о чем шла речь. Я видела красный дом и кривые бордюры и думала о медитации текста. Вот текст: «Глаза сухие и уставшие». А я пишу: «А у него влажные и утомленные». И тут я понимаю, что это о линзах, а я о человеке. Я захохотала. А мимо захихикал ночным смехом идущий. Раскосые глаза, веселые щеки. Восточной культуры маленький человек, шел на меня, качался из стороны в сторону, как китайский болванчик.

Холодно. Воздух входит в перчатки, замораживая, замуровывая руки. Разогреваю – я иду и сжимаю, и разжимаю руки, зажимы уничтожаю. Повторение одного действия – монотонная работа – пальцев ладони – и аффирмация словесная: «Я здорова, сдала сессию, издала издание, тепло, тепло, тепло, я любима, я люблю» – и бессвязные: «Ом-мани-падме-хум (единственная, которую я знаю – в идеале сто восемь раз)… Ом-мани-падме-хум… хум… хум… хум… Ху эм ай? Ай эм Strange… Stranger… Ай эм Странник.

Если верить Зеланду – все мы странники этой реальности. А почему Зеланд? Потому что Новая Зеландия? Новая земля? Новая формация мира? Остров Новая-Новая Зеландия, где обоснуются трансерферы, и найдут там свою Пятницу-развратницу, развращая правила социума, превращая в игру, взламывая систему, матрицу, сновидение, гася маятники и зажигая звезды…

На звезды отвлекаться нельзя, когда ступаешь вниз. Вниз – переход, вниз – вход, вниз – проход – лента метро. Вниз – спуск, автоматическое движение собственного тела, словно механическое движение эскалатора. Когда спускаешься по ступенькам долго, нельзя задумываться – собьешься с ритма, как в ритме танца, как в рутинной работе, как в рутине жизни. Ты будешь скользить медленно и обдуманно, ты будешь работать, вкладывая мысли и душу, ты будешь жить осмысленно. Но есть такие несерьезные вещи, как спуск с лестницы, где нужно скорее. Есть такая работа, как механическая, где должно работать производительнее. Есть такие моменты в жизни, которые стоит прожить в дрёме. В автономии. Включив автоответчик. Не трогая автомата.

Мерное движение метро в ожидании глутамата. Еда. В любой кофейне вы найдете глутамат натрия. В любом ресторане, чайхоне, кафе, баре, трактире, забегаловке, лавке, киоске, магазине (маркете), супермаркете, гипермаркете. Выходишь – и оно.

Вкус – наркотический. В глутамате… в глу-томате… в глупом томате ожидания, в глухом, заглушающем шум прочих желаний. Ослепляет, но обостряет чувства, помогает войти в мираж.

В кафе девочка возраста младшей школы читает упаковку из-под куриного нечто, вслух, внимательно, маме:

  • Белков нет. Углеводов больше всех… – немного подумав: – Это, значит, хорошо, – рассуждает девочка. – Да, мам?

Мама угрюмо не смотрела на нее и питалась углеводами и не только ими.

Я откусываю пиццу и чувствую рьяный привкус глутаматный. Дурманит. Хочется продолжать есть. Но я должна записать, пока не вышла из состояния.

  • Что делаешь? – спрашивает меня сотрапезник.
  • Я работаю писателем в стол.

Перекрываю грудь рукой в районе сердца, закрываясь мысленно от собеседника: «Не мешай!» Он не вмешивается.

В кафе играет фортепианная музыка.

  • А ты знаешь, что звучание фортепиано напоминает сонорные? Сонорную можно растянуть на мелодичный звук.

Я продемонстрировала, наслаждаясь точности пародии ноты буквой «м». У меня был филологический оргазм. Он любил другой.

В некий момент из тьмы помещения просквозил образ. Молодой человек из прошлого. Прошел. Другой прошел мимо в левую сторону очерченной в воздухе диагонали. Третий спустился в подвал, снизошел с городской улицы, взглянул, пропал. Они похожи на одного человека. Они похожи на мое прошлое. И все прошли.

Я сделала один продолжительный взгляд, чтобы человек из прошлого вынужденно сказал «Привет». Но этого не произошло, наверное, мне показалось. Бывший проходит в другой зал, в другую жизнь. А я здесь, обратила внимание на моего визави. Воплощенный Дионис с хмельными бликами в очах. Мои глаза тоже блуждают. Состояние не заканчивается, а только начинается. Не химического влияния, а биохимического, естественного.

Бросается жар на мои плечи. Я хочу только естества. Только плоть. И я вижу жаждущий блещущий рот.

Во рту сухость. Я хочу пить. Испить. Испить чашу до дна. Какую чашу и что испить? Наверное, страстей, и будет покойно. Не предлагай мне вина. Сухое, крепкое, терпкое. Можно выпить поцелуем. Жажда утоляется. Долго. Желание – не утоляется. Комнатушка утомляется – вечными посетителями и намекает на завершение удовольствия. Мы сбежим отсюда, оставив оплаченный счет и чаевые. Уже бежим по теплым ступенькам коврового храма.

В мое разрозненное сознание вошел он. Там была рытвина в ширь ниагарского ручья. А в ней – бездна без-знания, бес-сознания. За три секунды контакта она разлилась водопадом жидкости, работающей на повышение уровня окситоцина, дофамина, серотонина и прочих гормонов. Приятное, рвущее сознание с болью, ощущение, уничтожая целый пласт понимания действительности. И я остаюсь в области непонимания, но с мощным разливом страстей. И волны сладостно накатывают, накалом доставляя боль и живое наслаждение. Невыносимые и невыносимо мощные эмоции оборачивают в трансовое состояние, оцепенение и полную безэмоциональность. И я застыла и стою.

Ретроградное движение – обратное. Возвращение домой. Под каким градусом ретроградность? Кольцевая ветка. Комсомольская.

  • Тебя подвезти? – спросил бывший.



Об авторе:


По-паспорту Джулия
Логин: Juliya

Последнее посещение сайта: 6.3.2017 в 17 час.
Публикации на сайте (21)

Последняя прочитанная публикация: {*%title.@LastIdV*} (автор: {*%author.@LastIdV*})

Послать сообщение







Оставьте свой отзыв (0)
 



Текст данной публикации размещен пользователем admin: Чистов Дмитрий Владимирович

Для навигации по текстам, относящимся к данной теме используйте оглавление, представленное в левом поле.

Обсудить текст публикации "Возвращение" можно " на форуме данной публикации. В данный момент отзывов - 0.

Для обсуждения темы "Рассказы" можно " на форуме этой темы. В данный момент отзывов - 0.