Рассказы

Автор: По-паспорту Джулия

Этюд о ковре

Просмотров: 218

Вы 219-й посетитель этой странички
Страничка была создана (обновлена): 2016-05-27 18:04:27



Этюд о ковре



Автор: По-паспорту Джулия



В нашем клубе традиция – писать этюды. Этюд – маленький эпизод из твоей жизни или сна. Или даже глюка. Так я начал.

«Мой бутерброд никогда не падал маслом вверх. В этом я убедился на завтраках в детском саду. В обед мы подстреливали котлеты под столом, производили обмен и продажу, «каждому по потребности», как говорится. В тихий час было скучно. Дело в том, что братья мои по играм засыпали тотчас, а другие притворялись спящими. Никто не смел нарушить режим и втихаря смелые обменивались жвачками и перекидывались самодельными забавашками – самолетами и птицами. А девочки шептались через постели. С девочками я старался не связываться, ибо знал эту истину — «во всем ищите женщину». Так повторял мой папа, взмывая указательный палец вверх, словно это говорил кто-то другой. А так как мама говорила, что на небе — Бог, что Он там и все видит, то сложилось как-то в воображении, что это есть слово Божье. Он, вероятно, Там — сверху классный обзор. Поэтому кроватку я выбрал на втором этаже, по интуиции. Исподтишка я наблюдал за всеми и рисовал у себя на руках томительно новосочиненные буковки, похожие на иероглифы...

Так формировались мои первые знания. И, пожалуй, задачи на будущее. Я хотел быть тем «сверху», незаметным наблюдателем.

Стены были невероятно скучные... А дома меня ждал ковер. Разноцветно-махровый, с восточными узорами в ширину левой стороны спальни. Это особый ритуал: общаться с ковром. Я не знаю, почему я этим занимался. Возможно, за отсутствием гаджетов... За запретом засыпать перед телевизором — это привилегия домашнего короля — папы. За отсутствием света.

Ночной свет вполне освещал лик коврового гостя. Один из тех, кого я вылавливаю из сетей рисунка.

Цветок. Стебель. Листья. Симметричные. Бутон. Раскрытый, с лепестками, изогнутыми в странные линии. По центру красный полукруг. Два листа бутона своими линиями повторяют словно бы... контур глаз. Удивленные брови были на самом деле контуром цветка и каплями росы. А вот и вырисовывается... Да это же пасть! Зубастая белолепестковая пасть. Я различаю выражение лица. Под неверным светом фонаря за балконом оно меняется. Ветерок колышет листву тополя, который любит заглянуть в окно. Тень дерева падает на лицо цветка — на лице мрачное выражение. А еще гудит беспрерывно магистраль конечного кольца. Воет, ухает, и так полночи.

— Ух-ух... — сказал мне цветок.

— Мах-хах... — просопел я.

Его глухой «ухух» становится звонче... Под шумом он почти заглушает все звуки слышимого мира. Я проваливаюсь. Особенно чувствительно тело в неудобном положении. Я двинулся — цветок скривил пасть. Он стал шептать что-то.

— Пойдем в мое царство?

Я придвинулся к нему. Какое царство?

— Царство ковра. Царство ткани и ворса. Молекул шерсти и атомов пыли. Смотри, как колосятся наши ворсистые поля и пылинки разносятся туда-сюда, размножая бактерии и микробы.

Лицо цветка расплывается и я попадаю на поверхность поля. Цветные ворсинки длинными стволами движутся под ветром. Между ними черные кляксы. Я приближаюсь к ним. А цветок словно продолжает глухо озвучивать то, что я вижу. Кляксы эти — огромные жирные туши неизвестного происхождения. Густой запах носков разлился передо мной. Я вспомнил запашок ковра. Пальцем-великаном я провел по ковру и от трения пошли желтые брызги электричества. Пробежали, прожигая кожу. Волоски и тушки попадали в мой нос под сильным вдохом и разлетались под сильным выдохом. В таком тревожном сне я дышу тяжело и очень глубоко.

— Пойдем дальше…

И мы углубились в духоту зарослей. Грубые нитки царапали мои ненастоящие ноги. И мое тело было ненастоящим, потому что я ощущал его как реакцию на внешние раздражители наяву. А это словно бы был воздушный я.

Первая тушка полетела, загораживая облачка. Клякса. Потом на нас навалился тяжелый туман. Мы, окутанные паутиной, пытались вылезти из этой рыбацкой сети… Мы — это я и цветок, он где-то незримо присутствовал рядом.

По колени, а может и по грудь временами я был в темной вате.. Это скопления пыли, я догадался. Если рассматривать эту пыль… Узористая, можно обнаружить и стеклушки, и ракушки, и блестящие камушки.

Так было интересно… Нас не окружало небо или какой-то ландшафт. Земля была обнажена. А дальше — тянулись неясные цвета.. то красный, то черный, то темно-зеленый и очень размытый, что нельзя было различить что-либо в «небе». И тут я разглядывал и увидел — вот эти желтые столбы, как огни — ножки же, от двухъярусной деревянной кровати. А вот, зеленое пятно… Цветы…

Вокруг было темно и освещал неясный свет откуда-то очень далеко, источник которого нигде не наблюдался. Это было так же, как космическое небо звездной ночью освещалось чем-то неизвестным, звезды только проклевывались, а огромный источник был на обратной стороне Земли и отражение этого проливалось на теневую поверхность.

Вот первый шалаш показался вдалеке. Дальше шли шалаши, шалаши, шалаши… Оттуда выглядывали одни глаза. Один голос позвал нас:

— Эй, вы кто? Скоро бойня… Убирайтесь отсюда!

— А, это Цветок… Это наш… — скрипнул кто-то вглуби.

— Готовитесь? — загадочно спросил тот самый Цветок.

— Мы ждем порошков! — сказал голос постарше. — Скоро они должны быть. А то совсем жизни нет от больших тушек.

— Они же и вас перетрут, — послышался где-то сверху смешок. Над нами пролетала пахнущая тварь, названия которой сложно подобрать. Она тяжело спустилась и втиснулась между шалашами. И вдруг она разревелась страшным криком и стала давить, давить шалашики…

— Священная чистка бывает только раз в год… Тогда уничтожается все не-сущее, все рукотворное и остается голая поверхность и голые мы… — произнес кто-то.

Тогда порошок сыплется и влага, десяток раз пройдется большая плеть по головам. Тушки ревут и умирают, спускаются боевые отряды микроорганизмов хлористого происхождения и растворяют их в воздухе, происходит страшная чистка. Потом великая сушка на беспощадном солнце. И после — ковер цветет всеми цветами радуги и радушные обитатели строят шалаши заново. Воздух — благоухающий, свежий, с запахом альпийских полей или белых цветов.

Через некоторое время, сквозь туман, вокруг необыкновенно посветлело. Даже я, не открывая глаза и даже не желая этого, понял, что утро. Я услышал звон мамы и гул папы сквозь «ух-ух» цветочной пасти, которая разевалась, словно заглатывала все мое внимание.

— Снимаем... — мама.

— Куда... — папа.

— Чистить... — шепчет ковер.

Что чистить? Мысленно спросил я. Он раскрывает огромную пасть.

«Нужно очищать. От микробов. Мир станет чище. Это сакральная чистота...» — слышу я из пасти.

Нажми на курок. Убивай микробы. Все зашевелилось, черные туши стали бегать по всему полю, ворс зашумел. Вокруг забелело и остался чистый лист.

— «Утенок»... Зачем, Борис?

Чистить.

Утенок поплыл перед глазами по белой глади, посмотрел на меня и исчез.

— Достань Чистин... Порошок такой... В коробке. Белой.

Белый снег посыпался на белое поле, я проваливался в пустоту. Сон заканчивался.

Белая стена перед открытыми глазами. Ковер сняли, щекой я прижат к холодной голой стене. Я повернулся — цветок глядел кривыми глазами».



Об авторе:


По-паспорту Джулия
Логин: Juliya

Последнее посещение сайта: 6.3.2017 в 17 час.
Публикации на сайте (21)

Последняя прочитанная публикация: {*%title.@LastIdV*} (автор: {*%author.@LastIdV*})

Послать сообщение







Оставьте свой отзыв (0)
 



Текст данной публикации размещен пользователем admin: Чистов Дмитрий Владимирович

Для навигации по текстам, относящимся к данной теме используйте оглавление, представленное в левом поле.

Обсудить текст публикации "Этюд о ковре" можно " на форуме данной публикации. В данный момент отзывов - 0.

Для обсуждения темы "Рассказы" можно " на форуме этой темы. В данный момент отзывов - 0.