Рассказы

Автор: Спиваковский Дмитрий

Это всё о любви[комм.]

Просмотров: 1316

Вы 1317-й посетитель этой странички
Страничка была создана (обновлена): 2009-01-29 23:45:01



Это всё о любви



Автор: Спиваковский Дмитрий



Эта история началась в театральной студии, а окончилась на больничной койке.

Нам не узнать, когда мы окажемся среди белых стен, аппаратов и медицинских халатов. Мы, окружённые прекрасными медсёстрами, будем хотеть вернуться в нашу привычную жизнь и тогда уже наслаждаться каждым мгновением. О таких мгновениях во всю уже мечтал господин Романский.

Андрей Романский был известен, как великолепный педагог. Он преподавал актёрское мастерство. Господин Романский развивал в актёрах прежде всего индивидуальность. Одним из его тренингов была индивидуальная походка. Когда в других мастерских актёры дружно шагали нога в ногу, на его сцене они могли хаотично прыгать, ползать или скакать на одной ноге. А ежели кто-то оставался стоять в стороне, господин Романский обращал на него внимание с вопросом: "Почему вы стоите?". На что этот кто-то отвечал: "Я выбираю право не ходить". После такого заявления господин Романский заключал, что этот ученик правильно усвоил урок.

И вот, оказавшись среди белых стен, аппаратов и медицинских халатов, господин Романский вспоминает речной аромат, тянущийся вдоль берега, лесной треск под ногами во время прогулок, весь этот джаз с шуршащим виннилом, вкус швепса, который он предпочитал алкоголю.

Педагогом он родился. Блестящая карьера актера обошла его, отдав в руки судьбе гениального преподавателя.

На его занятиях был начинающий актер, который никак не мог играть, что называется "от себя". Когда нужно было играть, например Гамлета, этот ученик стоял и не знал что делать. Но он мог пародировать кого угодно, любого актера из театральной мастерской. И только будучи в образе выбранного актера, он мог сыграть Гамлета.

Однажды Андрей Романский объяснял ученикам правило трех "это всё о...". Судьба, смерть и любовь - это всё о них. Три темы. Три ощущения. Три борьбы. И вот Гамлет, и вот ученик.

Господин Романский объяснил, что над Гамлетом тяготеет рок, воля судьбы и это все о ней. Гамлет созерцает духовную смерть матери и физическую смерть отца, и это все о смерти. Сомнительная любовь Гертруды и Клавдия, странная любовь Гамлета и Офелии, и это все о любви. После тщательных разборов пьес и собственных опытов актеры начинали действовать, и тот самый парадирующий актер обретал себя.

Когда-то мастерская господина Романского была настолько маленькой, что в ней можно было разместить, пожалуй, только рояль. Но чем больше к нему приходило учеников, тем громче о нём шли благодатные слухи. "Это всё о судьбе, о смерти и о любви", - говорил господин Романский. Он просил актёров вспоминать моменты, когда они ощущали на себе непреодолимую силу судьбы. Он пытался до них донести, что чувство смерти вызывает самые горячие ощущения, что нас необъяснимо влечёт ко всему, что скрыто за пределами нашей бодрствующей жизни. Мы посвящаем нашу жизнь тайнам. Тайнам смерти. И когда веки накроют глаза, мы, видимо, снова ничего не узнаем.

Мастерская Андрея Романского начала менять адреса. Она переезжала туда, где можно было размещать уже не рояль, а целый оркестр. Учеников становилось всё больше, и этих трёх тем хватало на всех. "Это всё о судьбе, это всё о смерти, это всё о любви", - повторял педагог.

Однажды самолет с Андреем Романским не приземлился. На борту окружали незнакомые люди, пресные запахи, тесные ряды кресел. То, за что мог схватиться в последние минуты Андрей, это была рука незнакомого пассажира рядом. Смерть - это, когда ты не можешь дотронуться, уловить, взглянуть, это когда тебя нет. Умереть, значит потерять целый комплекс ощущений. Так думал и лежал в своей постели господин Романский в ночь перед отлетом в долгожданный отдых. Тренинг, который придумал сам себе педагог назывался "Это всё о смерти".

Самолет с Андреем Романским приземлился, и в этот момент он испытал чувство любви. Любви ко всему. Вплоть до трапа, по которому он спускался на нагретую солнцем землю. Вплоть до служащих аэропорта, которые вряд ли уже ценят этот приятный теплый воздух.

И тут с ним случается приступ. появившийся совершенно ниоткуда, не вовремя.

У всех творческих людей необычайно развито чувство конца. Так господин Романский предчувствовал и свой конец. И как у любого одаренного преподавателя, за ним оставался ещё один урок. Его сердце начало сбивать с ритма ход его мыслей. Думы и биение стучали полиритмично. Белые стены показались ещё белее, белые аппараты завизжали, белые халаты засуетились. Всего один урок, который он не преподал. Что делают эти люди в медицинских халатах? Они суют какие-то трубки куда только можно, цепляют всякие катетеры или как это у них называется? Этот урок был заключительным и коротким. Длиною в три биения сердца. Каждый стук на одно слово. Каждое слово на целую жизнь. Белые аппараты заиграли медицинский реквием. Мысли, литаврический стук сердца, музыка белых аппаратов, - всё зазвучало в предсмертном белом храме, откуда выходят только те, кто выиграл ещё один шанс в небесной лотерее. Последний урок вмещал в себя все пройденные темы и тренинги. Но анализируя обстановку и своё положение, господин Романский понимал, что никак не выберется в свою мастерскую и не соберёт своих учеников, чтобы преподать им этот самый важный урок.

А я находился в другом городе и молился, чтобы мои волнения оказались ложными, но нет, раздался звонок. я поднимал трубку и знал что мне предстоит услышать. Голос, наверняка, прекрасной медсестры, которая день и ночь ухаживала за Андреем, уже выработавший устойчивость и лёгкую беспристрастность, всё же передавал сожаление. Андрей Романский не мог оставлять людей равнодушными к себе. Медсестра выразила свои соболезнования. В моей голове в сумасшедшей рапиде пробежали мгновения, связанные с Андреем. Я вспомнил всё, что успел вспомнить, и продолжал вспоминать пока укладывал телефонную трубку. Вдруг, громко, голос, медсестра, она кричит, что он снова шевелится. "Неужели?", - подумал я. Неужели, он окунул руку в небесный ящик и вытащил билет-бонус? Медсестра попросила подождать, сказала, что господин Романский хочет что-то сказать. Она поднесла телефон ближе к Андрюше, и я услышал его слова.

Это были великие слова. Должно быть, когда его веки накрыли глаза, он что-то узнал. Его сердце медленно свинговало и задавало ритм, под который Андрей Романский хриплым голосом произнёс:

- Я говорил, что всё это о судьбе, что всё это о смерти, что всё это о любви. Но нет! Это всё о любви! Только о любви.



Об авторе:


Спиваковский Дмитрий
Логин: spivakovski

Последнее посещение сайта: 19.10.2011 в 0 час.
Публикации на сайте (30)

Последняя прочитанная публикация: греки.. (автор: Alexey-Panichev)

Послать сообщение







 



Текст данной публикации размещен пользователем admin: Чистов Дмитрий Владимирович

Для навигации по текстам, относящимся к данной теме используйте оглавление, представленное в левом поле.

Обсудить текст публикации "Это всё о любви" можно " на форуме данной публикации. В данный момент отзывов - 1.

Для обсуждения темы "Рассказы" можно " на форуме этой темы. В данный момент отзывов - 0.